Воины из Риаче или чистые греки

1. Чистые греки.

Казалось бы еще в 19 в. всю античность уже описали, рассмотрели и исследовали, однако, две «центровые» фигуры древнегреческой пластики человечество увидело только через десять лет  после того, как первый человек (Юрий Гагарин) слетал в космос.

Белоснежные мраморы, чистейшие линии и профили, невидящие глаза без зрачков и хрусталиков, отсутствие  варварской раскраски — вот она, казалось бы, античная Греция. Тем более, что гипсовые копии, стоящие в качестве учебных пособий, своей белизной (серостью) усиливают это мнение об античной скульптуре, в том числе, классического периода — 5 века до н.э. Правда, остались одни римские копии, над которыми поработали реставраторы, приделав руки, головы и т.п. Когда пошла мода на античное, наводнили “антиками” и даже копиями, да что копиями — подделками.

Так видели греческую античность во времена Пушкина и Кановы. Но тогда еще не занимались дайвингом и охотой на рыб с подводным ружьем, а напрасно.

«Чистые греки» — не потому что скульптуры более двух тысяч лет омывались морской водой, а потому, что оригиналов непосредственно греческого производства 5 века до н.э. времен Перикла и афинского могущества очень мало. К ним, в частности,  относятся «Дельфийский возничий» и «Посейдон (Зевс)» с мыса Артемиссион.

Дельфийский возничий. Бронза. Откопали археологи во второй половине 19 века. Возможный автор – Пифагор Регийский (однофамилец математика)

Возничиий. Фрагмент

Посейдон с мыса Артемисион. Бронза. Обнаружили ныряльщики в 1926. Справа Дискобол Мирона

На переднем плане Эфеб (юноша) с острова Антикитера. Бронза. 4 в. до н.э. Найден ловцами губок в 1901

Самое любопытное во всем этом то, что вовсе не белоснежные мраморы, а бронзы предпочитали греки. Знаменитый каррарский мрамор – это итальянская фишка. Хотя мрамор все равно красивее, но о вкусах не спорят.

И вот, в 1972 году в Ионическом море с 8-ми метровой глубины в 300 метрах от южного берега Италии в городке Риаче в Калабрии (Калабрия — провинция Италии — носок «сапожка»; как известно, Италия расположена на Аппенинском полуострове,  имеющем форму сапога) достали две статуи после того, как их случайно обнаружил подводный охотник-ныряльщик. Эти две статуи стали  главными достопримечательностями региона. Сейчас они находятся в Национальном археологическом музее в Реджо-ди-Калабрии.

Первый Воин. Его пропорции более вытянуты, чуть более диковат. Не исключено, что он представляет Агамемнона или Аякса и связан с произведениями завершающей фазы периода «сурового» стиля (примерно 460 г. до н.э.) и начала деятельности Фидия.

Первый Воин. 5 век до н.э. Бронза и не только.

 Второй воин. Не исключено, что представляет какого-нибудь аттического героя (Аттика — полуостров Греции с центром в Афинах), более мягкая моделировка (более гладкие «волны» из мышц), главное — более пропорционален (не такой долговязый),  в пропорциях (прежде всего) прослеживается влияние Поликлета, а потому, говорят, лет на тридцать младше первого воина и мог быть создан примерно в 430 г. до н.э.

Второй Воин. 5 век до н.э. Бронза и не только

Статуи явно греческого происхождения: скорее всего во времена римских нашествий на Грецию во 2 веке до н.э. или позднее римляне вырвали статуи с их постаментов (в ступнях имеются следы стержней) и вывезли к себе. Безусловно, статуи относятся к самому классическому периоду греческой пластики.

2. Греция в 5 веке до н.э. и позднее. Скульптура и политика

Справка (краткая). Если  отбросить более поздний эллинизм, классический период пластики – это 5 век до н.э.

— Самый старший из трех упоминаемых в заметке греческих классических скульпторов — Мирон (автор статуи «Дискобол»). Так называемый переходный от архаики к классике «суровый» стиль характерен еще и тем, что лица героев посуровели: с их лиц исчезла так называемая архаическая улыбка всех без исключения персонажей, бывшая следствием того, что скульпторы еще совсем ничего не умели. Это, конечно, не относится к Мирону.

Скульптор неизвестен. Фигура павшего воина с фронтона храма Афины в Эгине. Около 490-480 г.до н.э. Как раз переход к «суровому» стилю, но пока еще воин «улыбается», хотя это совсем некстати 

Часть фигуры Сфинкса, обнаруженной в Фивах. 6 в. до н.э. Лувр.
Еще один пример архаической улыбки

— чуть младше Фидий (490-430 годы до.н.э.). Работал во время расцвета могущества Афин. Кончил плохо. Тогда правил в Афинах Перикл. У Фидия смех без причины, естественно, не встречается.

— еще младше Поликлет (вторая половина 5 века до.н.э.). Основная работа «Копьеносец» («Дорифор»). Этот скульптор уже разработал канон (числовое соотношение длин частей тела), а его «Диадумен» уже увенчивает себя победными лентами, что в конце концов кончится  «нежными героями»Праксителя. 

А что же происходило на поприще геополитическом? Как статуи оказались у берегов Италии?

В самой Греции соперничают Спарта с Афинами. Спарта-самый южный полуостров Греции — Пелопоннес, Афины – следующий на север полуостров Греции – Аттика, еще на север остальная Греция, на севере — Македония.

Но сначала в первой половине 5 века Греция воюет с Персией .

В 490 г.до н.э. афинское войско разгромило персов при Марафоне (гонец бежал с радостным сообщением 40 км – марафонскую дистанцию, после чего умер).

В 480 г.до н.э.: разрушение Афин огромной армией Ксеркса (персами), разграбление Акрополя (потом его отстроил Перикл), знаменитое сражение при Фермопилах, где героически погибает 1000 греков, в их составе отряд из 300 спартанцев под командованием спартанского царя Леонида, прикрывающих отход основного войска (излюбленный сюжет в изобразительном искусстве), морское сражение греков с персами (вничью) у мыса Артемиссий (где нашли статую Зевса ).

В итоге в 449 г. до н.э. заключили мир с персами.

Карта греко-персидских войн

 Почти пятьдесят лет Афины доминировали, возглавляли Афинский морской союз (годы правления Перикла 461-430 до н.э.). Перикл с участием Фидия отстроил Афинский Акрополь и Парфенон, стоивший бешеные деньги, там хранилась казна Афинского морского союза. Этот период и относится к самому классическому строгому периоду в искусстве. Расцвела афинская демократия, когда на одного свободного гражданина пахало несколько рабов, во всяком случае, Перикл возглавлял партию демократов (естественно, демократии для всех не бывает).

Противостоял Афинам Пелопонесский союз во главе с «жестокой» Спартой (основан примерно в 550 г.до н.э.). Эти вроде как олигархи.

В 431-404 годах до н.э. состоялась большая война греков с греками: Пелопонесская война между Афинами и Спартой. Кто выиграл? Формально Спарта, строившая в конце войны флот на деньги персов, а по сути  персидский царь, который с тех пор стал активно вмешиваться в дела Греции. Изгнанные из Афин олигархи вернулись домой, Афины вступили в Пелопонесский союз, сократили флот до 12 кораблей, срыли крепостные стены (и вообще, ликвидировали «ядерное оружие») – это по условиям унизительного мира.

Во время гражданских войн греки начали философствовать: Сократ (470 г.до н.э.- 399 г.до н.э.), его ученик Платон (427 г. до н.э.- 347 г. до н.э.), Аристотель (384 – 322 годы до н.э.). Аристотель начал учеником при Платоне в Афинах, а потом стал учителем Александра Македонского. Если видевшие печальную для Афин гражданскую войну вокруг себя Сократ и Платон стали идеалистами и обратили свой взор на духовное, то примкнувший позднее к победоносному Александру Македонскому Аристотель стал материалистом, по всей вероятности, вследствие того, что положение окружавшего его материального мира давало для этого соответствующие основания. Это, конечно, шутка.

Александр Македонский (356-323 годы до н.э.) доказал, что личность может играть роль в истории. Ушедшие в небытие Афины и Спарта заменились обширной, но недолговечной империей Александра Македонского. Македония – северная область Греции. Александр Великий ходил на восток, уже народы Персии (примерно Иран) смотрели на Александра Македонского как на законного правителя. Владения империи Александра простирались от Дуная до Египта, Кавказа, Инда. Македонский положил начало эллинизму с его скульптурными красотами (Аполлоны, Венеры, Лаокоон и пр.).

Александр Македонский на своем коне Буцефале отражает нападение персов. Барельеф на одном из саркофагов. Около 310 г. до н.э. Археологический музей. Стамбул.

 Наши Воины из Риаче попали в Италию  в результате Македонских войн между Римом и Македонией:

— первая война 215-205 годы до.н.э.

— вторая война 200-197 годы до н.э.

— третья война 171-168 годы до н.э.

Македония проиграла, была разделена на 4 самостоятельных округа, потом стала римской провинцией Рима.

Римляне, подобно Наполеону, разграбившему Рим, жадными глазами смотрели на греческие красоты, потом стали их повторять. Они разграбили Грецию, увезли все, что можно было увезти. Выломали со своих пьедесталов и увезли и наших Воинов. Теперь они фигурируют как воины из итальянского городка Риаче. Но это столь древние дела, да еще документально не засвидетельствованные, что вряд ли кто сейчас усомнится в итальянской принадлежности данных шедевров.

Любопытно, что параллельно Рим вел пунические войны с Карфагеном (территория Турции), начав их в 264 г. до н.э. Когда Карфаген был в расцвете сил римский сенат во 2 веке до н.э. решил, что «Карфаген должен быть разрушен». Эти войны вели примерно 5-6 поколений людей (120 лет). В 3-ей Пунической войне в 146 г. до н.э. он был разрушен. Весьма актуально (нравы мало меняются) смотрятся последствия этого: Карфаген стерт с лица земли, жители захвачены в рабство, земля объявлена римской провинцией «Африка».

3. О статуях Воинов из Риаче.

Статуи Воинов  сделаны из бронзы. Реставрация их заняла  почти десять лет. Восстановили даже древнюю патину. В 1981 статуи были выставлялись сначала во Флоренции, а потом в Риме. В настоящее время Воины вернулись на свою вторую малую родину – в Калабрию (первая – где-нибудь в Греции) – в построенный Национальный археологическом музее в Реджо-ди-Калабрии в Италии (центральный город провинции Калабрии километрах в 140 от места, где их «выловили»  из моря).

Выше сформулированная версия о том, что одна статуя младше другой лет на тридцать, конечно, вызывает сомнение. Действительно, с какой такой радости греки сделали сначала одну статую, а потом через тридцать лет сделали практически парную к ней, как сказали бы в 19 веке, «в pendant» (что означает нечто сходное, парное к имеющемуся, дополняющее его). А то с чего бы это статуи оказались в одной римской лодке?

В целом,  автором статуй считают Фидия или Мирона, создание относят к 460 – 450 годам до н.э. Имеется ряд версий относительно того, кто там изображен. Одна сформулирована выше. По другой версии, воины взяты из мемориального комплекса в Дельфах, созданного в честь победы греков над персами в 490 г. до н.э. при Марафоне. У статуй были щиты (на руках следы крепления щитов) и копья (атлеты что-то держали и вряд ли это были бокалы), но они исчезли бесследно. Считается, щиты и копья изъяли заранее, как и некоторые части скульптур из ценных материалов, а сами скульптуры, весом по 400 кг и высотой 2 метра, вынужденно выбросили за борт во время бури для облегчения судов.

Не суть важно, кто там изображен и кто это сделал, до конца это вряд ли кто узнает. Важно то, что мы видим на этих настоящих греческих статуях самого классического периода.

Фигуры стоят в  покое, в контрапосте, довольно умеренном, являются героическими символами, тела развиты физическими упражнениями. Пропорции стройные. Хотя фигуры у греков могли стоять в близких позах, пропорции варьировались, по атлетам можно судить, чем они занимались преимущественно. В данном случае явные «пятиборцы»: бег, плавание (?), метание копья и прочее (кроме велоспорта), одним словом, античные воины. С большой вероятностью можно утверждать, что борьбой в партере и штангой они не занимались, так как при наличии холодного оружия это излишне. Главное – быстрое перемещение.

В Интернете есть хорошие статьи про данные статуи, что естественно, так как находка привлекла большое внимание. Но советские искусствоведы надежней:  данная оценка ориентируется на небольшую статью В.Стародубовой «Эллинские бронзы из Риаче», помещенную в выпуске № 10 сборника «Советская скульптура»  1986 года.  Вот, что пишет она про найденных эллинских воинов.

«Статуи поражали какой-то свежей, первозданной красотой, удивительной простотой и … современностью. Впечатление необычности подчеркивается непривычным для нашего взгляда сочетанием различных материалов: наряду с бронзой смело используется красная медь – для губ и сосков, серебро – для ресниц и зубов, вместо гладкого глазного яблока римских копий – выразительные, инкрустированные слоновой костью, особой пастой и, возможно, янтарем глаза (янтарь утрачен). Чуть приоткрытые  медно-красные губы, пластически передающие ощущение дыхания, энергичная, исполненная динамики трактовка форм, добавим сюда горячий блеск некогда янтарных глаз – все это придает образам воинов яркую жизненность (не имеющую, однако, ничего общего с иллюзионизмом), оттенок немного «варварской» красоты. Такой облик античности далек от общепринятого представления о спокойной, бесстрастной ясности греческого искусства классической поры. Статуи из Риаче раскрывают иную грань античного искусства, заставляют вспомнить, что ведь и древние мраморы были совсем не такими «бесцветными», какими мы видим  их теперь в залах музеев – они раскрашивались, для чего привлекались крупнейшие живописцы, раскрашивались и храмы;  античное искусство было многоцветным и звонким в своем утверждении жизни».

Отметим также растительность на лице! Это явно не Аполлон, тщательно выбрившийся перед  тем, как  убить  Пифона. Настоящему герою в полевых условиях бриться особо было  негде.

4. Гомер.

Еще один подлинник – поэзия Гомера. В ней столько эпитетов, что понимаешь, как красочно и живо воспринимали греки природу и людей вокруг себя. Воин у Гомера «меднобронный, шлемоблещущий (кстати, у одного из Воинов из Риаче шлем был, но его тоже утеряли), ратоборец, многостойкий, фаланг-разрыватель (фаланга-воинское построение плотно сомкнутыми рядами, рядов было порядка 10, бились только первые ряды, следующие стояли как бы в резерве и не давали отступать), копьеборец, легконогий, прекраснолодыжный, среброногий». Можно только посочувствовать переводчикам Гомера, да еще с его гекзаметром (шестимерным стихом):

«Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который,

Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен,

Многих людей, города посетил и обычаи видел».

Но это — о делах уже совсем давно минувших дней, веке, эдак, десятом до н.э., когда греки и лично Одиссей разрушали Трою (Илион). Тогда еще в контрапост скульпторы своих героев не ставили, вены  у статуй не воспроизводили. Но старались с максимальной доступной на тот момент точностью воспроизвести события: не лень же было Гомеру привести длиннейший список греческих судов, что плыли под Трою в его «Иллиаде».

Греки продемонстрировали классицизм, он же реализм, то есть мастерское изображение человеческого тела. Перефразируя Остапа Бендера: «кто скажет, что Гомер или Мирон – не классика, пусть бросит в меня камень». А для античных греков, созерцавших согласно Винкельману прекрасных атлетов с утра до вечера, это должно было быть настоящим реализмом.

У Воинов из Риаче смоделированы кровеносные сосуды, что первым стал делать Пифагор Регийский (предполагаемый автор «Дельфийского возничего», не математик, а скульптор), вследствие чего он тоже «подозревается» в авторстве данных статуй, тем более, что он был выходцем из местности, близкой к месту утопления статуй.

Вывод.

Итак, не белоснежный мрамор, а бронзы остались от чистых греков. Но, несмотря ни на что, после Воинов из Риаче не стоит комплексовать на тему, что до того не на тех греков смотрели, заморачиваться по поводу римских копий античных греческих статуй, которые стоят в музеях, тем более по поводу их цвета. Хотя некоторые художники считали, что из пары тысяч античных скульптур лишь штук двадцать могут считаться шедеврами, перед воинами из Риаче шляпу можно снять!

И еще один вывод: В Риме копировали греческие статуи весьма правдоподобно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *