Правда и мифы о декабристах и их поклонниках

Уникальность ADVEGO - 90%

Мы решили немного отвлечься от привычных скульптурных сюжетов и несколько статей посвятить Восстанию декабристов 14 декабря 1825. Первая статья включает информацию о поведении декабристов непосредственно в день бунта, об идейных поклонниках декабристов таких, как Герцен и Ленин, два слова об одной известной «жене декабриста», о том, почему Николай I скрывал правду о деталях и организаторах восстания. И отдельно — об отношении Пушкина к декабристам. Будет  и вывод из этих событий.

Эпиграф

(Из мемуаров декабриста А. Поджио).
Декабриста Поджио несколько дней назад заключили в Петропавловскую крепость за участие в бунте 14 декабря 1825 г. и принесли в камеру обед. Декабрист вспоминает момент обеда в крепости:
— Это обед? – спросил я. Молчание.
Щи – что за капуста! Что за жир, вдобавок подгорелый!  Посмотрим на телятину, на воде жареную (так мятежник назвал непривычную для него тушеную телятину). На каше должен был остановиться; горчайшее сливочное масло до того меня покривило, что сторож, кажется, счел меня за бунтовщика, так скоро вынес почти нетронутый обед.
— Скверно, — подумал я, — герой-то я, герой духом, а привычки все верх берут! Право невыносимо, хочется и того, не хочется этого, просто чад в голове, и только!
— Авось, не будет ли другое? – и при этом пожелании явился плац-адъютант.
— Что вам угодно?
— Прикажите внести мой чемодан, также и трубки, и табак.
— Здесь этого не полагается.
— Что вы хотите этим сказать?
— Что здесь этого не положено!..
Потом пришел плац-майор. Диалог с ним:
— Я солдатского черного хлеба не могу есть, а в белом мне отказали.
— Булка положена за чаем.
— А табак? Что за дворянин, согласитесь, без трубки в зубах! Ведь я еще дворянин?
— Не положено-с!… А довольны ли вы обедом?
— Чрезвычайно; но жирен больно!. Нельзя ли заменить эти жирные щи кашицей, и кашу мне подавать без масла?
— А, батенька, извольте, извольте!»
(А.Поджио. Воспоминания. Мемуары декабристов. Южное общество. – М.1982, стр. 263-264).

Судя по некоторым фактам, именно от него знаменитая жена декабриста Мария Волконская родила детей, находясь в Сибири. Дело происходило в домике Поджио под Иркутском, куда любила захаживать М. Волконская и который ласково называла «mon chalet» (моя дача, коттедж, шале).

Добавим, что когда уже во время следствия заключенные, наконец, спустились с небес на землю, они вдруг начали массово сдавать друг друга. В частности, любитель белого хлеба А.Поджио  26.04.1826 дал показания на В. Голицына, указав, что тот соглашался с ним в необходимости  истребления  царской фамилии, — Голицын же во время очной ставки от этого отказался. Вот так: без белого хлеба не могли, зато готовы были истребить всю царскую семью со стариками, женщинами и детьми. Такова белая кость декабристского разлива…

В 2001 году вышел двухтомник: В.В.Крутов, Л.В.Швецова-Крутова. «Белые пятна красного цвета. Декабристы».

В этой книге приведен обширный материал, собранный из воспоминаний и, главное, из материалов главного следователя по делам декабристского бунта Александра Дмитриевича Боровкова (1788-1856). Чувствуется, что авторов книги задела за живое бесконечная хвалебная ложь в адрес декабристов.

Наши статьи о декабристах основаны на материалах из этой книги. В интернете, к слову, можно найти только один из томов этой книги.

Дворянское  «лобби» отомстило Боровкову; последние 15 лет жизни он, оклеветанный, находился под судом за растрату казенных денег. Весьма любопытно, что Боровков писал Николаю I о клевете, но тот ничего не смог сделать против «законного течения дела», тянувшегося десять лет. Понимая, однако, невиновность Боровкова, император «негласным образом» поддержал обвиняемого, выдав тому  содержание за 1846-1849 годы 4305 рублей и назначил ему еще и  1572 рубля в год, поскольку тайные враги Боровкова сразу же лишили его упомянутого содержания. Боровков не дожил до оправдательного приговора.

Некоторые современные политические деятели разделяют положительное ленинское отношение к декабристам. Так, мать Ксении Собчак Людмила Нарусова, член Совета Федерации от республики Тыва, считает, что 14 декабря 1825 года – самый яркий пример бескорыстия и самопожертвования в нашей истории, причем на примере Болотной площади она делает вывод о неготовности к свободе нашего народа и до настоящего времени, причем, по мнению сенатора, эти два декабря (то есть Сенатскую и Болотную площади) роднит оскорбленное чувство собственного достоинства, гражданская совесть. Для сведения, Л.Нарусова голосовала против поправок к Конституции в 2020.

Читаем хвалебную цитату из Википедии про участие Морского гвардейского экипажа в событиях 14 декабря 1825 г.:

«образованной части офицеров русского флота, традиционно привлекавшего на службу целеустремленных романтиков-первооткрывателей и патриотов, были близки идеи свободомыслия и реформаторства, а моряки, участвуя в заграничных плаваниях, могли видеть в других странах установленные там политические порядки и сравнивать их с жизнью в России в условиях неограниченного деспотизма и крепостного права».

Эта цитата удивительная, но русофобия уже не удивляет, поскольку некоторые «товарищи» и сегодня отдают предпочтение белой кости, а не «недозревшему до свобод» народу. Удивительна она потому, что  Европа уже успела порадовать мир тысячами отрубленных голов во время революции и бойни, устроенной Наполеоном, а Америка —  белым расизмом, — к слову сказать, французско-американский обмен революционным опытом в те времена известен.

Если ты помещик-крепостник, освободи своих крестьян. Но что-то «романтики-патриоты» этого не делали. Никто их за это не винит: это их источник дохода, так было. Цари хорошо понимали вред крепостного права, например, Павел I пытался обуздать тех же дворян, освобожденных от обязательной службы. Так не за это ли «романтики» и убили царя.

При этом, в России «в условиях неограниченного деспотизма» будущие декабристы могли легко и свободно танцевать мазурку на балах с супругой будущего императора Николая I (как, например, декабрист Анненков), куролесить и повесничать в Петербурге (дурачились дети, например, декабрист С.Волконский), по пять месяцев не являться на службу (все тот же Анненков), учиться за границей, жить за границей, получая крестьянский оброк своих крепостных крестьян, организовывать ланкастерские школы и т.п. и т.д. Они могли застрелить на дуэли товарища и не понести за это никакой ответственности (опять же Анненков), без проблем торговать и закладывать ревизские души (это декабристы любили). Но не будем декабристов обвинять в шалостях: «они же дети», — в 1793 – год Великой Французской революции — Пестель только родился, Волконскому было 5 лет, а многие другие так вовсе еще не родились. Видимо, Википедия так и думает: «они же дети», — романтики ножа и топора.

1. Самая гнилая часть общества – молодые дворянчики

Портрет А.Х.Бенкендорфа. Копия Е.И.Ботмана с портрета Ф.Крюгера. Эрмитаж

Портрет А.Х.Бенкендорфа. Копия Е.И.Ботмана с портрета Ф.Крюгера. Эрмитаж. Участник всех войн с Наполеоном, русско-турецкой войны 1828-1829, шеф жандармов с июня 1826 (декабристы вынудили создавать такие структуры, как выяснилось, очень и очень полезные)

После бунта 14 декабря 1825 года Бенкендорф писал в своем докладе, что именно «молодежь, то есть дворянчики от 17 до 25 лет, составляют в массе самую гангренозную часть империи, часто это — якобинство под маской русского патриотизма». Поэтому его не удивляли откровения подследственных декабристов во время следствия, когда те сдавали друг друга, врали, старались замазать как можно больше имен, в частности, особо подчеркивали, что увлекались стихами Пушкина, прикрываясь великим поэтом.

Идеологическая борьба с Россией велась «старшими товарищами», которые под картечь на Сенатской площади не полезли, они предпочли либо вообще там не появиться, либо раствориться в толпе. Подставили в основном нижние чины и солдат, кричавших за «жену Константина» — «Конституцию», и мирных зевак.

Справка о действующих лицах и исполнителях.

Из справки чиновника Минюста С.Н.Корсакова.

Убито: 1 генерал, 1 штаб-офицер, обер-офицеры (нижние офицерские чины) – 17, нижние чины – 282, во фраках и шинелях — 39, женщин – 9, детей – 19, черни – 903, в сумме 1271. Дело в том, что в хаосе уже смеркалось, день короткий, нельзя было уходить в ночь не разогнав бунтовщиков, прибегнув к картечи. При этом, собравшийся посмотреть народ в массе своей не поддерживал бунтовщиков, случайно пострадало от картечи даже здание Академии художеств на другом берегу Невы, а Нева широкая.

Из декабристов непосредственно в восстании 14 декабря 1825 участвовали единицы: самые недалекие, а иногда самые восторженные, что тоже сродни глупости. Так, Михаил Бестужев собирался положить солдат на тонком льду Невы, еще бы и лед проломился. Вильгельм Кюхельбекер тоже хотел повести солдат Гвардейского экипажа на верную гибель. Александр и Николай Бестужевы собрали несколько десятков матросов, но, как написал Н.Бестужев, картечь хорошо догоняла восставших солдат, но что-то его лично не догнала.

Остальные заправилы декабрьского восстания либо растворились в толпе, либо вообще не вышли а площадь, во всяком случае, они не считались непосредственными «участниками восстания на Сенатской площади». Они фигурировали на следствии как заговорщики. Казненных впоследствии Пестеля, Муравьева-Апостола Сергея и Бестужева-Рюмина вообще не было в Петербурге в это время. Из вышедших на площадь повешенными оказались только двое: убийца Каховский и рьяный агитатор Рылеев, который непосредственно готовил киллера для убийства царя.

Выведя обманным путем солдат на площадь, остальные декабристы постепенно с площади исчезали, причем, их исчезновение усиливалось по мере появления артиллерии.

Двадцатидвухлетний поручик Панов, бодро проведший солдат мимо Николая I на Сенатскую площадь, исчез с нее за пять минут до выстрелов, одевшись в гражданское.

Глебов, раздав сто рублей на водку, ушел, как только увидел прибывших конногвардейцев.

Князь С. Трубецкой вообще не явился к мятежникам, хотя Николай I видел его на Дворцовой площади. Чуть позже в тот же день 14.12.1825 он вообще присягнул новому императору. Как говорится, одним из первых предал дело «русской революции».

Один из главарей «поэт» Рылеев (кто знает хоть одно стихотворение этого «поэта»?) активно агитировавший солдат на восстание, пришел на Сенатскую площадь, увидев Н.Бестужева, заявил, что «дышит свободой», но когда появились  конногвардейцы, он зачем-то пошел искать Трубецкого, не нашел (тот в это время уже присягал Николаю), после этого «надышавшегося свободой» Рылеева никто не видел. А ведь он был одним из лидеров Северного тайного общества.

Надо «поклониться» «храброму» капитану Якубовичу, накануне обещавшему солдатам стоять под пушками вместе с ними, за то, что в день восстания он попросту испугался. Это сильно поколебало ситуацию в пользу здоровой части общества: вместо последовательно неповиновавшихся частей получились части, присягающие Николаю I.  Якубович метался от восставших к царю и обратно, став своеобразным «парламентером-посредником» между восставшими, находившимися в каре на Сенатской площади, и Николаем. Это продолжалось, пока свои же не дали ему пощечину.

Были на площади и ушли П.Бестужев, П.Коновницын, Н.Репин, Н.Чижов, Н.Цебриков и другие .

И такое вот получается «везение»: никто из декабристов, устроивших заваруху, 14 декабря1825 от картечи не пострадал, чего не скажешь о солдатах, которыми они были поставлены командовать. Декабристов сослали в Сибирь, где жили в основном безбедно, написали кучу хвалебных мемуаров в свой адрес, вышли в безоговорочные герои.

Только об убийце Каховском известно, что он стрелял на Сенатской площади: его пулей был подло сражен герой войны 1812 года Михаил Андреевич Милорадович. Остальные четверо повешенных декабристов не сопротивлялись, а вдохновитель и заправила восстания Пестель был арестован еще до событий на Сенатской площади, причем  арестован в Малороссии и не за организацию восстания, а за казнокрадство! Муравьев-Апостол Сергей и Бестужев-Рюмин чудили в Малороссии четырьмя днями позже, но это уже было похоже на обычную пьяную ватагу на большой дороге. Кюхельбекер, масон (масонов было много среди декабристов), пытался застрелить на Сенатской площади великого князя Михаила Павловича (брата царя), но неудачно. Просто диву даешься, почему его не повесили.

Влияние «иностранного элемента» на события декабря 1825 года переоценить невозможно – от русофобов кюстинов до австрийских дипломатов, а главное, поработала иллюминирующая все вокруг себя публика: «просветители», масоны, иезуиты, французские гувернеры, зарубежные закрытые пансионы и т.д. и т.п., благо не надо было для этого специально  ездить в Россию, — юные дворянчики, особенно из богатых семей, сами к ним с удовольствием приезжали. Но об этом отдельно.

А сколько почитателей Наполеона типа Сергея Муравьева-Апостола (один из пяти повешенных декабристов) завелось на Руси? И ведь это после безжалостного опустошения России этими «объединенными силами западной Европы», как охарактеризовал вторжение Наполеона в Россию в 1812 году  Л.Н.Толстой в романе «Война и мир». Неужели не знали они о зверствах французов, о том, как в храмах устраивали конюшни, как добивали пленных, которых увели с собой при отступлении из Москвы для совершения черных работ (из воспоминаний В.Перовского).

Кстати, французы почему-то не осудили культ личности, а сотворили чудо-захоронение пепла Наполеона в 1840-ых и гордятся своим Code civil (Гражданским кодексом), подчеркивая, что это все пошло от Наполеона, и почему-то и слово ампир тоже не вызывает у них отрицательных эмоций.

Справка (об основном вопросе философии).

Основной философский вопрос: что первично – дух или материя? Материалисты уверяют, что материя. Однако, враги России – сплошные идеалисты, они хорошо понимают, что надо сначала внедрить вредоносные идеи, а потом уже последуют вполне себе земные последствия в виде цветной или Великой социалистической революции, а с ними и очередное ограбление вполне себе материальных сокровищ России, то есть «материи». Франкоговорящая элита первой четверти девятнадцатого века была самым благодарным материалом для внедрения соответствующих разрушительных идей.

Николаю I глубокий поклон за проявленное им мужество, спасшее Россию от очередного смутного времени.

Один из вновь принятых накануне бунта в Северное общество декабристов Яков Ростовцев ужаснулся планам заговорщиков. Он написал Николаю (будущему Николаю I) за несколько дней до мятежа, приуроченного к дате принесения присяги Николаю:

«…и, может быть, это зарево осветит конечную гибель России! Пользуясь междоусобиями, Грузия, Бессарабия, Финляндия, Польша, может быть и Литва, от нас отделятся, Европа вычеркнет раздираемую Россию из списка держав своих и сделает ее державою азиатскою, и незаслуженные проклятия, вместо благословений, будут уделом нашим».

Сплошная геополитика, что-нибудь изменилось?

Нет нужды говорить о том, что не народ волновал декабристов,  а амбициозное, порой безумное, желание все сломать и сделать нечто небывалое в этой отсталой стране.  А что еще могли придумать юные дворянские дарования, учившиеся «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Недаром впоследствии Николай I занимался проблемами образования и подви́г А.С.Пушкина на написание записки об образовании. Николай I реформировал систему образования в Императорской Академии художеств, поскольку воспитание малолетних детей, в том числе  низших сословий, в замкнутой от внешнего мира обстановке при участии консервативных художников изжило себя, хотя во времена И.И.Шувалова это было правильным шагом.

Жалованная грамота дворянству Екатерины II в 1762 освободила это сословие от обязательной службы. Дворяне могли, кроме того, свободно выезжать за границу. Но, главное, — крепостные крестьяне.  От этих, невесть за что получаемых  благ ни один из декабристов не отказался. Фехтование, танцы, балы, салоны с  болтовней по-французски, интриги, карты, кутежи, псовая охота, амурные похождения, вечный сплин-печоринская хандра, идолопоклонство перед Наполеоном и многое другое, о чем и задуматься не могли представители других сословий,  – все это так приятно отличало  дворянскую знать от смердов, — да, и еще … привычка к белому хлебу, о чем так смачно вспоминает декабрист А.Поджио. О свободе для своих крестьян попросил Императора только умирающий Милорадович, которого декабрист Каховский застрелил на Сенатской площади.

Тот факт, что декабристам в действительности были безразличны нужды и чаяния народа, подтверждается тем хотя бы, что ни один из них не дал вольную своим крестьянам до 1861 года, когда судьбоносное решение было принято Александром II. Статус помещиков-крепостников они сохранили, и после возвращения из Сибири (позже посмотрим на их развеселую «каторгу») домой в 1856 после смерти Николая I.

Диапазон самих декабристов, либералов и диктаторов в одной шайке, весьма стандартен для таких «единомышленников»: от отъявленных мерзавцев типа Пестеля, которого арестовали за казнокрадство, до «дураков» типа князя С.Волконского. Во всяком случае, так его охарактеризовал Николай I, хотя царь его также причислял и к подлецам (ну как тот мог перлюстрировать письма) и лжецам, поскольку его социальное положение было таково, что никакими рациональными соображениями объяснить его бунтарство невозможно, в отличие от того же нищего Каховского, которому незадолго до того было отказано в сватовстве, то есть действовал князь из «любви к искусству».

Советская мифология очевидна: порочить все, что связано с «царским режимом», сделав исключение для Петра I, но до сих пор так и не решено, так ли нужно было подавлять все национальное во время петровских реформ.

Эта советская мифология была ошибкой, за которую страна заплатила своим распадом в 1991: нельзя безнаказанно обливать грязью великие дела и великих руководителей страны — это в конце концов возбуждает гангренозную часть молодежи, которой нечем заняться, как о том писал Бенкендорф, это дает также удобный повод западным «партнерам» чернить все, что связано с гордостью России. Надо отчетливо понимать, что «партнеры» эти все отлично понимают,  неспроста выделяют огромные средства и прикладывают усилия в этом направлении, как верные последователи князя Курбского, изгнанного из России еще при Иване Грозном в 16 веке.

2. Советские мифы о декабристах. Ленин, Герцен, декабристы без Пушкина

Заглянем в прекрасно изданный двухтомник «Иллюстрированная история Москвы», 1985. Читаем:

«В Москве родились, воспитывались и учились выдающиеся члены первых в России тайных революционных организаций: П.И.Пестель, Н.М.Муравьев, Н.И.Тургенев (не писатель), С.П.Трубецкой, П.Г.Каховский, М.П.Бестужев-Рюмин, И.Д.Якушкин и многие другие».

Силуэты пяти казненных декабристов. Медальон с титульного листа альманаха А.И.Герцена и Н.П.Огарева «Полярная звезда». Слева направо: Пестель, Рылеев, М.Бестужев-Рюмин, С.Муравьев-Апостол, Каховский

Силуэты пяти казненных декабристов. Медальон с титульного листа альманаха А.И.Герцена и Н.П.Огарева «Полярная звезда». Слева направо: Пестель, Рылеев, М.Бестужев-Рюмин, С.Муравьев-Апостол, Каховский.  Эта картинка предваряет статью в книге «Москва». Любопытно, что эти государственные преступники расположены не в порядке, отражающем личное участие в событиях 14 декабря, как раз наоборот: а по степени, так сказать, идеологического влияния (Пестель изображен первым, но на площади его не было, там Каховский стрелял)

Среди перечисленных есть негодяи и убийцы, есть и просто трусы.

Несмотря на это, мемуары их советские историки смакуют, цитируют одного из них:

«Мы были дети 1812 года. Принести в жертву все, даже самую жизнь ради любви к Отечеству, было сердечным побуждением нашим», — подумав лет 30, написал брат казненного декабриста декабрист М.И.Муравьев-Апостол. А еще для этого он запустил руку в полковую кассу и на эти деньги напоил водкой солдат Черниговского полка (происходило это всего через несколько дней после восстания).

С чувством глубокого одобрения, особенно планов по истреблению царской семьи, советские историки повествуют:
«В конце 1817 г. в связи с торжествами по поводу закладки памятников в честь победы 1812-1815 гг. царский двор переместился в Москву; в Хамовнических казармах разместилась гвардия. В ее составе находилось основное ядро Союза спасения – ранней декабристской организации…

Здесь родился план цареубийства, предложенный И.Д.Якушкиным. После долгих сомнений предложение Якушкина было отвергнуто, поскольку цареубийство не гарантировало главное – отмену крепостного права и установление в России конституционной монархии. Все эти суждения и споры известны из следственных дел под названием «Московский заговор 1817 года».

Ленин по случаю столетия рождения Герцена зашелся в хвалебном раже и, рассуждая о декабристах, повторил вслед за своим кумиром:

«…эта фаланга героев, выкормленных как Ромул и Рем, молоком дикого зверя… Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники,  вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия».

Не поверите – это про декабристов! Что это за явная гибель, когда никто из них на Сенатской площади не пострадал. Эти, по выражению Ленина «дворянские революционеры», ведя на площадь своих солдат, специально напоили их, выделив на покупку спиртного специальные суммы, благо денег у них было предостаточно.

У волчицы античные римляне насчитали восемь сосков, явно на всех декабристов не могло хватить, видно заблуждаются Ленин с Герценом, кто-то явно был «выкормлен» французскими гувернерами на деньги от крестьянского оброка.

Но для пафосности достаточно: представим себе вместо Ромула присосавшегося Пестеля (только он предпочитал присасываться к казне, подробности позже), а вместо Рема – Каховского с пистолетом, — самых одиозных декабристов.

Капитолийская волчица, кормящая Ромула и Рема. 5 век до н.э. Бронза. Высота. 75 см. Музеи Капитолия. Рим. Этрусское искусство (еще до полноценных римлян)

Капитолийская волчица, кормящая Ромула и Рема. 5 век до н.э. Бронза. Высота. 75 см. Музеи Капитолия. Рим. Этрусское искусство (еще до полноценных римлян)

Портреты Пестеля (справа) и Каховского (слева)

Портреты Пестеля (справа) и Каховского (слева)

Справка (о Герцене). Много чего нехорошего революционного наделал за свою жизнь побочный сын богатого помещика Саша Герцен, мороча голову наивным и доверчивым соотечественникам. В итоге уехал за границу. Жена его там полюбила другого, а не столь доверчивая и уже вовсю буржуазная заграница не оправдала его революционных ожиданий, — российский острог вспоминался ему как лучшие годы жизни. В конце заграничной жизни Герцен завязал с революцией, уверовал в Бога, стал философом, убивать больше никого не хотел, а хотел дожить спокойно отмеренные ему годы. Похоронен в Ницце. Второй раз женился на жене своего друга — того самого революционера и отпрыска старинного дворянского рода — Н.Огарева, с которым вместе морочил головы россиянам в своем «Колоколе».

Но сначала, когда Н.Огарев еще учился вместе Герценом в Московском университете и в 1827 вместе с другом клялся посвятить жизнь борьбе с самодержавием, крепостной художник написал его портрет. Вопрос: почему крепостной, почему не отпущен на волю? Не нашлось мецената, который бы заплатил Огаревым за талантливого крепостного, как заплатили члены царской семьи за крепостного художника и поэта Т.Г.Шевченко?

Н.П.Огарев. Неизвестный крепостной художник. 1830-ые

Н.П.Огарев. Неизвестный крепостной художник. 1830-ые

Тогда Герцен со товарищи все думал, почему потерпел крах бунт декабристов.  Готовили «фалангу», которая должна была пойти за Рылеевым и Пестелем. Казну что ли обворовать собирались, как Пестель, или письма перлюстрировать, как Волконский?

И тут втроем мы — дети декабристов,
Ученики Фурье и Сен-Симона, —
Мы поклялись, что посвятим всю жизнь
Народу и его освобожденью,
Основою положим соцьялизм… 

(Так говорил Огарев)

Справка (о Ленине).   Ленин, как известно, тоже много лет ездил по заграницам. Желудок у него был не очень здоровый, а супруга – Н.К.Крупская — готовить так и не научилась. Стряпня  ее по тем временам  резко уступала тюремной. Но настоящему революционеру не пристало думать о низменном, он должен быть всецело предан «делу революции».  Так Ленин и получил нездоровый желудок. В.В. Похлебкин, знаменитый знаток русской кулинарии, написал книгу «Что ел Ленин». Он, в частности, пишет:

«… регулярное русское тюремное питание (щи, каша) постепенно стабилизируют положение. И еще более благоприятные условия складываются для Ленина в ссылке. Попав в Красноярске на частную квартиру с полным пансионом, т. е. с обильной русской кормежкой по четыре-пять раз в день и настоящим сибирским меню (щи грибные, телятина, рыба отварная, пироги, пельмени, шанежки, баранина с кашей и др.), Ленин восторженно пишет родным: «Живу хорошо, столом вполне доволен. О минеральной желудочной воде забыл и думать и, надеюсь, скоро забуду и ее название!»

Согласитесь, что забавно читать, что лишь сбалансированная и здоровая тюремная пища (при царях-батюшках, с которыми дурашка боролся) способствовала восстановлению ленинского желудка.

Очень толковое письмо (Из фильма «Ленин в Октябре»)

Известно, что среди декабристов большую известность и популярность приобрели вольнолюбивые стихи Пушкина («Вольность», «Деревня», «Кинжал», «На 14 декабря» и др.). Поэт близко знал многих декабристов, дружил с Пущиным и Кюхельбекером. Не забыли об этом и советские историки, тесно связав тему декабристов с Пушкиным.

Известно, что Пушкин, находясь в ссылке в Михайловском и узнав о смерти Александра I, решил срочно ехать в Санкт-Петербург.  Это было накануне событий 14 декабря 1825 г.  Стечение ли обстоятельств, божественное ли провидение, суеверие ли Пушкина, дважды увидевшего на пути перебежавшего дорогу зайца, но в Петербург он не попал.

Позднее он честно признался Николаю I в том, что будь он в Петербурге, он неизбежно принял бы участие в восстании, поскольку все друзья его были там и невозможно было отстать от них. Пушкин добавил при этом, что только отсутствие спасло его и он благодарит за это Небо.

Вряд ли тогда поэту была известна вся неприглядная картина событий и поведения декабристов, поскольку следствие по требованию Николая I было засекречено.

Советские историки в подтверждение идейной связи Пушкина с декабристами приводят лист с его рисунком виселицы с пятью повешенными.

Пушкин. Рисунок виселицы с декабристами на странице рукописи

Пушкин. Рисунок виселицы с декабристами на странице рукописи

Надпись на рисунке, сделанная Пушкиным: «И я мог, как шут …», явно свидетельствует о мучительных размышлениях поэта, внутренне отвергавшего, по его собственному выражению, «бунт и революцию».

Кстати, что-то стал понимать в ссылке С.Г.Волконский, опростился, принял вид крестьянина (об этом позже).

Небесные нимбы вокруг декабристов, нарисованные при советской власти, давно уже никого не удивляют. Известный советский историк, академик АН СССР М.В.Нечкина, родом с украинского города Нежина, поддержала эту традицию.

Намерение 24-летнего И.Якушкина убить царя в 1817 во время приезда царя в Москву было истолковано ею следующим образом. Взяв в Успенский собор два пистолета, юноша решил сначала убить царя, а потом себя. По мнению академика, «цареубийство должно было походить на дворянскую дуэль».  Более, чем странная дуэль, когда оружие в руке одного человека, а другой о дуэли и не помышляет…

Логично сделать вывод, что в таком случае все террористы смертники, взорвавшие бомбы в метро и винящие в своих бедах современное правительство и общество, тоже осуществляют, так сказать, акты дворянской дуэли.

Так заговорщики из дворян в 1817 строили планы по убийству в Москве либерального царя Александра I. А между тем, после одержанной победы над Наполеоном в России происходили события, которыми можно было гордиться. Так, 18 февраля 1818 г. в Москве торжественно был открыт памятник Минину и Пожарскому, страна чтила героев Второго народного ополчения 1612 г. и окончание Смутного времени.

Смотр войск при открытии памятника К.Минину и Д.Пожарскому. Гравюра. Первая четверть 19 века

Смотр войск при открытии памятника К.Минину и Д.Пожарскому. Гравюра. Первая четверть 19 века

Открытие памятника 20 февраля 1818 г. происходило в присутствии Александра I, автор памятника И.П.Мартос понимал одинаковость ситуаций смутного времени 1612, когда поляки оккупировали Кремль, и войны 1812, когда в соборах Кремля Наполеон держал лошадей.

Между тем феномен заключается в том, что миф о благородных декабристах возник уже при царях. Этому способствовала в том числе и позиция Николая I, который, по сути, скрывал правду о результатах следствия и поведении декабристов – щадил родственников этих родовитых преступников. Но в данном случае трудно винить царя за это молчание, ведь мы до сих  пор не можем знать и оценить все обстоятельства.

3. Почему Николай I скрывал правду о декабристах

Дело в том, что царь не решался придать огласке правду о грязных делах и помыслах декабристов, поскольку это задевало именитые аристократические роды и многие дворянские семьи, в то время как родственники осужденных декабристов продолжали занимать прежнее положение, в частности, при царском дворе, многие  из них честно служили Государю.

Некогда Людовик XIV прекратил расследование, когда в «дело отравителей» со сценами черных месс оказалось замешанным огромное число из окружавшей его верхушки, графинь, герцогинь, маршалов, писателей, хотя некоторых «чародеек» все же  пытали и казнили. Но это сюжет пикантный, французский, без фиговых листков про освобождение крестьян, там все началось с попытки «завладеть сердцем короля» (в амурном, конечно, смысле).

Все, что касалось следствия и суда над государственными преступниками, на многие десятилетия было положено царем в «особый ящик, замыкающийся на ключ». Никаких «чисток» среди родственников не было, царь был мягким человеком.

Мать С.Г.Волконского оставалась придворной дамой, мать жены С.П.Трубецкого продолжала давать великосветские балы, родители П.И.Пестеля прикинулись лояльными. Отец Муравьевых-Апостолов продолжал эпикурействовать и берег свое сенаторское место ради сохранения жалованья, сына проклял, мать И.А.Аненкова судилась для сохранения своих прав собственника на людей и поместье.

Николай I щадил самолюбие людей, тщательно избегал несправедливых обвинений. Он весьма мягко обошелся с преступниками: из нескольких десятков смертных приговоров он утвердил только пять, заменив четвертование повешением, смягчил он наказание и другим , снизив тяжесть наказания как бы на одну ступень. Позднее пожизненная каторга была сокращена до 13 лет. Сама «каторга» может вызывать лишь смех – кладезь сюжетов для юморины, о ней будет рассказано позднее.

В итоге государственные преступники, находясь в Сибири, написали огромное количество хвалебных мемуаров. Так коллективное мышление этих «борцов за свободу» родило красивую идею, создало героические личности, возвышенные цели. Все отрицательное почти исчезло из воспоминаний. Жизнь «на каторге», братство, обожествление приехавших жен, рассказы про чудесных экономистов, — все воспевало невинных страдальцев. Контора пишет.

Потом подоспел путаник Некрасов (родился в 1821), тоже дворянин с родословной, встречавшийся в одно и то же время с  несколькими женщинами, включая француженку (за границей и рак – рыба, хотя тогда, может быть, и там встречались красивые), дед которого проигрался в карты в пух и прах. Некрасов в 1872 написал поэму «Княгиня Трубецкая», затем — «Княгиня Волконская», где преданная княгиня стоит на коленях перед пострадавшим героем Волконским. Соврал в деталях, да уж декабристам было лет за 70, кто проверит. Успех стишков у гимназистов, студентов, курсисток был обеспечен – стишки учили, «героям» сочувствовали, на царя негодовали. Фейк. Сам Некрасов сильно напоминает декабристов: писал про убогую страдающую от тяжкого труда Россию, живописал горькую судьбу народа, при этом жил в своем большом и богатом имении Карабиха, ни копейки не пожертвовал из своих трудом не заработанных средств на общественную пользу, зато выигрывал и проигрывал в карты тысячи рублей. Либерал-с «мужикобесец».

Справка (про интеллигенцию). Термин «интеллигенция» был внедрен  в обиход в 1860-ых русским писателем П.Д.Боборыкиным и пошел гулять по миру. Означает – занимающийся умственным трудом и т.п. По нынешним временам – ругательное слово, означающее мозговой разжиж с маниакальным желанием подрубить сук, на котором интеллигенция же и сидит. А тогда грань между аристократией, интеллигенцией и террористами типа С.Перовской постепенно стиралась.

Что же скрывал царь?

Царь скрывал материалы Следственной Комиссии, расследовавшей преступления, и весьма непотребное поведение декабристов в ходе следствия. Да и их жизнь в ссылке тоже не особенно подтверждала их героизм.

Декабристы в массе своей так ничего и не поняли, гнилая закваска не выветривается. Многие видели уже тогда большой вред от такого молчания властей. В 1851 Н.П.Молер писал:

«… те, которых следовало 25 лет назад повесить, но к сожалению прощены, чтобы в Сибири куролесить».

Через десять лет он еще раз напишет: «Эти декабристы, получивши свободу после 30-летнего смирения, уподобились спущенным с цепей собакам – так и лезут – как бы кого язвительнее укусить». Декабристам было разрешено вернуться из Сибири в 1856 после смерти Николая I. Всепрощающий Александр II был еще либеральнее, может поэтому его и взорвали.

В 1888 А.С.Гангеблов (университетское издание) написал:

«Впечатление, производимое на умы декабристскими событиями, долго не ослабевало в обществе; на декабриста, к какой бы категории он ни принадлежал, смотрели как на какого-то полубога…О, сколько бы разочарований испытало бы русское общество, если бы архивы Следственной Комиссии сделались общедоступны!»

Как уже отмечалось, царь утвердил только 5 смертных приговоров, причем после тщательнейшего расследования. Для сравнения справка.

4. Что могло бы получиться и в России

Справка. Якобинцы во время Великой французской революции загрузили гильотину следующим образом. После типового и скорого вердикта «Виновен. Смертная казнь» виновному отрезали голову. В марте 1793 – 22 отрезанные головы, в апреле – 210, в ноябре – 491, в декабре – 3365, в январе 1794 —  3517 отрезанных голов. Дворяне из общей массы загубленных составили 8,25%, священники – 6,5 %, буржуа – 14%, рабочие – 31,25 %, крестьяне – 28 %. В тюрьмах оказалось почти полмиллиона человек. Так действуют пришедшие к власти «либералы» (борцы за свободу).

Однако, либералы жестоки и циничны, но недальновидны, поскольку пилят сук под собой: через несколько лет французским «либералам» во главе с любившим закатывать длинные речи Робеспьером тоже отрубили головы (термидор), при этом, затесавшиеся в ряды якобинцев либералы-дворяне даже руки на себя накладывали, чтобы тело не испортить, вот недотроги, уподоблялись Сенеке – красиво же.

Подобный «герой нашего времени» Троцкий – так тот вообще употреблял термин «советский термидор», который ему, такому решительному в 1920-ых, разумеется, не понравился.

А в наше время тоже раздается «звон пилы»…А ведь после термидора уже через несколько лет след якобинцев окончательно испарился, когда последовал еще один госпереворот под названием «18 брюмера», в ходе которого диктатор Наполеон похоронил последний осколок революции – Директорию. Осталась одна якобинская Марсельеза, которую поют по поводу, а чаще без повода, заканчивающаяся словами «пусть грязная кровь обагрит наши нивы».

Основной вывод из восстания декабристов

Добрый и мужественный Николай I спас жизни самим  декабристам и их семьям, сохранил их имущество (у семей). Страшно представить, чтобы бы с ними сделали Пестель с Каховским, если бы взяли власть. Но начали бы они с того, что непременно  бы всех ограбили. Вскоре бы при отечественном термидоре и их самих ликвидировали, причем, в отличие от времен николаевских, вместе с семьями (это уже специфика бунта русского, нешуточного). Это вам не сук пилить.

Высок процент спасенных декабристов. Таковых оказалось: 1 – 5/121=0, 958677, — то есть было спасено почти 96% от общего числа осужденных государственных преступников (повесили 5 из 121). Вольготно, весело жилось декабристам в Сибири, царь следил за ними, чтобы их не обижали, да на местах никто и не думал их обижать, как раз напротив, им потакали, все-таки «князья» (хотя и лишенные титулов) и  родственники у них в столицах, потакали до смешного. Об этом в других статьях.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *