Конный памятник Юрию Долгорукому Орлова, Штамма, Антропова в Москве

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

 

1. Введение.

Памятник Юрию Долгорукому на Тверской площади в Москве с некоторых ракурсов необыкновенно красив. Из всех шагающих коней, пожалуй,  самый выразительный шаг делает конь под Юрием Долгоруким, если смотреть на него в трехчетвертном ракурсе слева. И это во многом благодаря удачнейшему повороту красиво изогнутой шеи коня влево, в результате чего голова и шея коня оказались почти в профиль, то есть в лучшем для обозрения повороте. Изумительно и соответствие памятника постаменту.

Фото. Памятник Юрию Долгорукому в Москве

Памятник Юрию Долгорукому в Москве

Нельзя сказать, что этот памятник стоит очень удачно с точки зрения его архитектурно-пространственного обрамления. Понятно, что никогда и никто не сможет поставить памятник так, как поставлен Медный Всадник (памятник Петру I в Санкт-Петербурге) в сочетании с его уникальным постаментом, или, по крайней мере, превзойти его. Конь прежде всего обозревается сбоку, но так ли много народу разглядывали памятник Юрию Долгорукому сбоку, задирая и поворачивая голову, идя по Тверской мимо памятника? Однако, передний ракурс, оказавшийся главным (вид с Тверской), является наилучшим. По красоте этого ракурса памятник Юрию Долгорукому далеко превосходит все московские памятники и остальные российские, да и многие зарубежные конные памятники. Это субъективное мнение, но не случайно именно этот ракурс воспроизведен в монументальной книге «Монументы СССР» 1969 года. Поза всадника, его решительный вид, вызывают ассоциации с флорентийским памятником кондототьеру Коллеони работы Верроккьо. Для сравнения:

Фото. Слева памятник Коллеони, справа памятник Юрию Долгорукому

Слева памятник Коллеони, справа — бронзовый отлив рабочей модели памятника Юрию Долгорукому из Третьяковской галереи 1949 г. 

К слову, на поставменте рабочей модели памятника с фотографии выше сделана надпись: Сергей Орлов, 49-й завод «Монументскульптура», Ленинград.

Фото. Открытие памятника Юрию Долгорукому. 1954.

Открытие памятника Юрию Долгорукому. 1954.

2. Авторы памятника Юрию Долгорукому в Москве.

Авторами памятника являются А. П. Антропов, С.М.Орлов, Н.Л.Штамм (перечислены в алфавитном порядке).

Фото. Работа над памятником Юрию Долгорукому (в глине). Слева внизу Штамм, в центре Орлов, наверху Антропов. Фото 1952 г.

Работа над памятником Юрию Долгорукому (в глине). Слева внизу Штамм, в центре Орлов, наверху Антропов. Фото 1952 г.

2.1.Орлов Сергей Михайлович (1911-1971) и истоки его творчества.

Учился в Вологодском художественном техникуме, куда его семья переехала из  Санкт-Петербурга в 1918. В 1930 неудачно пытался поступить во ВХУТЕИН (Высший художественно-технический институт, созданный в Ленинграде на базе Императорской Академии художеств и в Москве на базе ВХУТЕМАСа).

До этого в Вологде он также посещал кружок В.И.Лузан, видимо, развившей в молодом Орлове любовь к фольклорным образам, которую эта преподавательница-энтузиастка, в свою очередь, унаследовала от «мирискусников», а, точнее, от билибинских иллюстраций к сказкам, книгам и пр. В этом жанре Билибин смотрится убедительно.

Справка. Иван Яковлевич Билибин (1876-1942), получил университетское образование, из очень интеллигентной и состоятельной семьи, поездил по «заграницам», поучился у самого Репина, когда-то вдохновился картиной В.М.Васнецова «Три богатыря». Потом сошелся с представителями кружка «Мир искусства». Каких-либо картин после него не осталось, но он стал блестящим иллюстратором.

Фото. И.Я.Билибин у портрета прадеда Я.И.Билибина кисти Д.Г.Левицкого. Фото начала 1900-ых.

И.Я.Билибин у портрета прадеда Я.И.Билибина кисти Д.Г.Левицкого. Фото начала 1900-ых.

Фото. В академической мастерской Репина. И.Я. Билибин крайний справа (с бородкой). Фото начала 1900-ых

В академической мастерской Репина. И.Я. Билибин крайний справа (с бородкой). Фото начала 1900-ых

Фото. Б.М.Кустодиев. Эскиз неосуществленного группового портрета художников общества «Мир искусства». Слева направо: И.Э.Грабарь, Н.К.Рерих, Е.Е.Лансере, Б.М.Кустодиев, И.Я.Билибин, А.П.Остроумова-Лебедева, А.Н.Бенуа, Г.И.Нарбут, К.С.Петров-Водкин, Н.Д.Милиоти, К.А.Сомов, М.В.Добужинский. 1916-1920. Русский музей.

Б.М.Кустодиев. Эскиз неосуществленного группового портрета художников общества «Мир искусства». Слева направо: И.Э.Грабарь, Н.К.Рерих, Е.Е.Лансере, Б.М.Кустодиев (спиной), И.Я.Билибин (стоит, с бородкой), А.П.Остроумова-Лебедева, А.Н.Бенуа (основатель общества), Г.И.Нарбут, К.С.Петров-Водкин, Н.Д.Милиоти, К.А.Сомов, М.В.Добужинский. 1916-1920. Русский музей.

Фото. И.Я.Билибин. Иван-царевич и рать – сила побитая. Иллюстрация к русской народной сказке «Марья Моревна». 1901

И.Я.Билибин. Иван-царевич и рать – сила побитая. Иллюстрация к русской народной сказке «Марья Моревна». 1901

Фото. Билибин. Sic tranzit gloria mundi (Так проходит мирская слава). Рисунок для сатиричесского журнала «Жупел»

Билибин. Sic transit gloria mundi (Так проходит мирская слава). Рисунок для сатиричесского журнала «Жупел»

2.2. Штамм Николай Львович (1906-1992).

Учился во ВХУТЕИНЕ в Москве у И.С.Ефимова, В.И.Мухиной (через несколько лет она создаст «Рабочего и колхозницу»), И.М.Чайкова, затем учился у А.Т.Матвеева, заслуженного художника РСФСР.

2.3. Антропов Анатолий Петрович.

Автор настоявшей статьи информацией об этом скульпторе не обладает.

3. Кто же является основным автором памятника? А.С.Орлов о С.М.Орлове.

После двадцатых и тридцатых годов, когда клеймили царей и бояр и сносили памятники старого режима, за время войны произошел относительный разворот в понимании непрерывности исторического пути России, а Сталин сказал очень теплую речь в адрес русского народа. В 1947 был объявлен конкурс на создание монумента Юрию Долгорукому, основателю Москвы. Выиграл его С.М.Орлов. Сам Сталин заприметил этого скульптора еще раньше. Учитывая отсутствие опыта возведения памятников такого масштаба у Орлова, в помощь ему для работы над памятником дали двух профессиональных скульпторов — Антропова и Штамма.

Заметим, что победа в конкурсе была нетривиальной, поскольку в нем участвовали такие блестящие монументалисты как В.И.Мухина, Н.В.Томский и другие. Для примера – проект Томского.

Фото. Н.В.Томский. Бюст к проекту памятника Юрию Долгорукому. Гипс. 1947

Н.В.Томский. Бюст к проекту памятника Юрию Долгорукому. Гипс. 1947. Как произведение станковой скульптуры, этот бюст превосходит   портрет в конном памятнике Орлова

3.1. Книга.

Автор настоящей статьи не знает ответа на поставленный в данном пункте вопрос о главном авторе-создателе памятника.

В 1998 вышла книга А.С.Орлова, сына скульптора, под названием «Художник Русского Народа. Фарфоровый сказ и Юрий Долгорукий» (далее – Книга).

Книга крайне противоречива: казалось бы патриотическая, а, с другой стороны, наполнена духом недоброжелательства, причем обиды таковы, что сын выдает такое вот свое «наблюдение» за русским народом во время Великой Отечественной войны (!) «Да, собственно, подлость и в военные годы была подлостью, а встречающийся сволочизм – третьей бедой русских» (стр. 90 книги). И это все из-за недооцененности отца? А как же тогда полученная им Сталинская премия?

Эстетические оценки сына скульптора Орлова, содержащиеся в Книге, тоже вызывают удивление: «гениальный Бенвенуто Челлини», памятник Трубецкого Александру III украсил бы площадь перед Московским вокзалом в Петербурге (прим.: ко времени написания Книги этот памятник с указанной площади уже убрали), Фидий, Микеланджело в одном перечне с Роденом и Голубкиной. Про набор художников вообще не стоит говорить. Восхищение, например, вызывает «репрессированный художник» М.К. Соколов.

Фото. М.К.Соколов. Портрет прекрасной дамы. 1944

М.К.Соколов. Портрет прекрасной дамы. 1944. А что в ней прекрасного? Может быть, руки?

Книга местами, как говорится, ни о чем, например, автору данной статьи, много лет преподававшему высшую математику после мехмата МГУ и опубликовавшему в сказочные времена застоя не одну работу на математические темы в академических журналах (которые потом перевели аж в Штатах), режет глаз глава в Книге под названием «Производная сложной функции (уроки диамата)». Производная сложной функции в Книге употребляется в связи с «Божественной комедией» Данте и неприветливой флорентийской властью. Подобное «глубокомыслие» крайне неуместно, поскольку, как сказал один доктор юридических наук «историческая аналогия – не более, чем ошибка», чего уж говорить о математических аналогиях в искусстве, а диамат (диалектический материализм, который всюду преподавался в советское время и суть которого в том, что каждый социальный процесс «начинается за здравие», а кончается «за упокой») к функциям никакого отношения никогда не имел.

Остается еще добавить для комплекта пару слов про «бифуркацию» и «энтропию» и про модный сейчас искусственный «интеллект». Но какое все это имеет отношению к искусству?

Такое ощущение, что Книга сына сослужила скульптору С.М.Орлову плохую службу, если иметь в виду основное авторство монумента. Если в свое время памятники М.О.Микешина считались плодом творчества многих профессиональных скульпторов, но идея памятника всегда принадлежала самому Микешину, то про памятник Юрию Долгорукому не ясно, что и думать.

В Книге 158 страниц, про производную сложной функции написано 3 страницы, глава «Работа над Юрием» содержит 2 с половиной страницы, причем львиную долю текста составляют абзацы про нехороших завистников  и про ту самую фарфоровую «Сказку» работы Орлова, которую захотел увезти и увез таки в 1944 господин Гарриман, посол США в СССР.

Так что про работу над памятником сказать после прочтения этой книги нечего. Зато рябит в глазах от фарфоровых статуэток, над которыми С.М.Орлов работал на «Дмитровском фарфоровом заводе в Вербилках». Не то, чтобы плохи эти статуэтки, но часто довольно нечленораздельны, хотя и цветасты.

3.2. Сказка про «Сказку». Как С.М.Орлов попал в поле зрения советского руководства.

Читаем на стр. 83 Книги (напоминаем, что это пишет сын скульптора):

«Факт открытия творчества Сергея Орлова оказался более чем неординарным: экспонировавшийся на одной из первых (после перелома в  истории Отечественной вонйы) московских выставок фарфор Сергея Михайловича привлек внимание «персоны» — американский представитель президента, известный своим пристрастием к изобразительному искусству, обладатель знаменитой коллекции шедевров, господин Гарриман отметил мастерство незнакомого ему художника, композиционную стройность и оригинальность аллегорической фарфоровой (уникум) скульптуры «Сказка». Иван-Царевич с Василисой Прекрасной на Сером Волке летят над дубравой, полной шарахающейся во все стороны нечисти. Сама история пополнения коллекции Гаррмана этой работой имеет многозначительные подробности, упустить которые, значит, утерять запах времени».

Фото. Сказка. 1944. Фарфор. Уникум, увезен Гарриманом за океан

Подпись из Книги под фотографией: «Сказка. 1944. Фарфор. Уникум, увезен Гарриманом за океан. На мраморной подставке видна дарственная надпись от В.М.Молотова»

У духовного «прародителя» скульптора – художника В.М.Васнецова в том же сюжете волк похож на волка, а не на медведя:

Фото. В.М.Васнецов. Иван-царевич на Сером Волке. 1889

В.М.Васнецов. Иван-царевич на Сером Волке. 1889. Государственная Третьяковская галерея

Далее рассказ дополняется подробностями, которые уже напоминают другую сказку – про Золушку, когда она по мановению палочки доброй феи сделала первые шаги к карьере принцессы.

После посещения Гарриманом Третьяковки, где он захотел «Сказку», по указанию самого В.М.Молотова (тогда — министр иностранных дел СССР) стали разыскивать неизвестного автора  «Сказки», поскольку статуэтку надо было снять с экспозиции и подарить удаляющейся «за океан» «персоне». Как пишется в Книге, «назавтра к черкизовскому домику подъезжает непривычная для этих улиц серьезная машина», сначала испугались. Когда скульптор осознал, что статуэтку забирают, то выдал следующий ответ (стр. 84 Книги):

«… пользуясь авторским правом, закрепленным в Конституции, категорически возражаю против передачи моей фарфоровой композиции  в дар иностранному подданному, поскольку эта вещь создавалась как творчески осмысленное обращение к Русскому Народу, и ее путь за океан не может быть оправдан никакими политическими мотивами…».

Не верится, что взрослый скульптор мог так выражаться, но это цитата из Книги его сына.

Сюжет повторяет сказку о «Золушке», ибо та тоже согласилась, но не сразу. И не прогадала, ибо принц был заинтригован.

Читаем Книгу далее (стр. 85 и 86)

«Приглашение наверх не заставило себя долго ждать. Принял отца сам Молотов. Вячеслав Михайлович спокойно отдал должное здоровому патриотизму отца». И далее Молотов сказал: «Предлагаю Вам в кратчайшее время создать дубликат композиции. Что для этого потребуется (условия работы, мастерская, «зеленая улица» при работе на фарфоровом заводе и пр.), естественно, будет выполнено».

И, наконец, на стр. 86 читаем о «ложной скромности отца»:

«… грех не воспользоваться возможностью работать в нормальных условиях и впоследствии не задумываться о том, что семья будет есть завтра. Но главная гордость Сергея Михайловича была… Нет не заказ на Юрия Долгорукого, последовавший спустя три года и не входящий в контракт «Орлов-Молотов» (еще бы написал «пакт», учитывая американский след в этом деле), и не включение в очередь на получение квартиры с телефоном (роскошь по тому времени), а потрясающая собственная мастерская с высокими потолками и окнами на север на улице  Горького».

Получается, что открыл Орлова как скульптора американец Гарриман, причем основная заслуга скульптора – фарфоровые статуэтки. Но не таким ли манером иностранцы приобретают русские сувениры, главное, чтобы тематика была, по их мнению, «русская, народная, местами хороводная»?

Заметим, что все бытовые зарисовки данного жизненного эпизода относятся к годам войны. Особый восторг у сына и у отца Орловых вызывает творчество С.Т.Коненкова, с которым был знаком Орлов. У Коненкова «народная тематика» также занимает некоторое место, хотя резал старичков-полевичков, возможно, помощник Коненкова – некий Иван Иванович. Этот скульптор вообще провел в США 22 года с 1923 по 1945. История жизни этого скульптора весьма и весьма странная и крайне необычная, особенно любовная связь его второй супруги с Эйнштейном (таким путем  скульптура вполне может быть связана и с физикой). И не случайно так ласково обошлась страна советов с вернувшимся на родину эмигрантом-скульптором, поскольку по одной из версий таким образом был установлен один из каналов доступа к ядерным секретам бывших немецких ученых, вывезенных американцами.

Надо сказать, что восторг Орловых вызывает памятник Трубецкого Александру III, про который А.Н.Бенуа говорил, что он повторяет дымковскую игрушку. После вербилковских фарфоровых игрушек Орлова это не удивляет.

Фото. С.М.Орлов. Иванушка на Коньке-Горбунке. 1944. Фарфор. Плакат посмертной выставки, организованной в 1983

С.М.Орлов. Иванушка на Коньке-Горбунке. 1944. Фарфор. Плакат посмертной выставки, организованной в 1983

Фото. Эскиз к «Коньку-Горбунку». 1943. Фарфор.

Эскиз к «Коньку-Горбунку». 1943. Фарфор

Фото. С.М.Орлов. Илья Муромец и Соловей-Разбойник. Триптих. 1962. Фарфор

С.М.Орлов. Илья Муромец и Соловей-Разбойник. Триптих. 1962. Фарфор

В одной статье, посвященной созданию памятника, говорится о том, что Орлов хотел сделать былинно-сказочного коня для Юрия Долгорукого. Но к концу работы проект сильно изменился и стал более конкретным и классическим, причем не в пользу Орлова, утратив свой первоначально динамично-«живописный» дух, за счет усиления черт монументальности и лаконичности.

Можно себе представить первопрестольную, если бы вместо классического монумента стояла бы увеличенная во много раз игрушка, как это получилось с памятником Трубецкого, о чем так справедливо написано в «Истории русской скульптуры» Грабаря.

4. Другие монументы Орлова. Памятник Афанасию Никитину.

Им создан памятник Афанасию Никитину в городе Калинине (ныне — Твери (1955)):

Фото. памятник Афанасию Никитину в городе Калинине

В свете разговора о конном памятнике уместно посмотреть на неосуществленный проект С.М.Орлова памятника Суворову на площади Коммуны – ныне Суворовская площадь (перед театром Красной Армии в Москве).

Фото. С.М.Орлов. Проект памятника Суворову. 1960. Глина

С.М.Орлов. Проект памятника Суворову. 1960. Глина

Сын скульптора возмущается тем, что этот проект был отклонен, а позднее был установлен памятник Суворову работы скульптора О.К.Комова.

Фото. О.К.Комов. Памятник А.В.Суворову в Москве. 1982

О.К.Комов. Памятник А.В.Суворову в Москве. 1982

Фото. О.К.Комов. Модель памятника. 1980

О.К.Комов. Модель памятника. 1980

Сын скульптора в Книге абсолютно незаслуженно, неуважительно, а, главное, неверно отозвался об этой работе Комова, написав следующее:

«Ныне на площади Коммуны стоит приятный и скромный памятник Суворову работы хорошего (на мой взгляд) скульптора Комова… Но не ждите разыскать там «чудо-богатырей» или коня, осаженного жилистой рукой генералиссимуса. На мой взгляд памятник изображает Суворова более как светскую личность («…ждем-с, Ваше Величество…»), нежели как прославленного полководца».

Очень хорошо, что именно этот памятник стоит в Москве, поскольку, как сказал уже некогда цитировавшийся Н.В.Гоголь, «народность заключается не только в сарафане и армяке».

Совершенно удивляет, что в Книге сын вообще не дал фото сделанного его отцом памятника-бюста Александру Невскому. Видимо, голова уже была занята «разборками» с советской властью и конкурентами в то время, когда отец ваял неплохой памятник.

Фото. Орлов. Памятник Александру Невскому в Переславле-Залесском. Открыт 28 декабря 1958

Орлов. Памятник Александру Невскому в Переславле-Залесском. Открыт 28 декабря 1958

Бюст красив. Видимо, скульптор понимал, что в данном случае былинные фантазии неуместны, учел положительный опыт создания памятника на одной из центральных городских площадей – памятника Юрию Долгорукому.

5. Фото памятника Юрию Долгорукому, сделанные 9 мая 2019 года.

Юрий Долгорукий смотрит на Бессмертный Полк 9 мая 2019 года.

Фото. Юрий Долгорукий Фото. Юрий Долгорукий1 Фото. Юрий Долгорукий2

Фото. Авторы сайта

Авторы сайта – участники шествия Бессмертного Полка

6. Со стременами и седлом.

На многих конных памятниках у всадников не было стремян. Это было следствием того, что их не знали античные римляне. Немногочисленные (к сожалению) интересные факты из творческой жизни скульптора Орлова все же содержатся в Книге. Любопытно и упоминание о стременах.

«Значительно позднее, уже в шестидесятых, я, было, «подколол» отца – мол, на памятнике конь со стременами, а в XII веке стремян еще не было. С каким сожалением отец посмотрел на меня! – «Сынок, а и Юрий был не таким, каким я его изобразил. Долгорукий, по летописям, был лысым, толстопузым… Но ведь я художник! Мною создается символ могущественности, твердости. Мое право дать стремена всаднику, если символика от этого выигрывает. Представь себе болтающиеся ноги князя – потеряется его устойчивость, уверенность».

Как тут не вспомнить Микеланджело, которого упрекали, что один из его Медичи (в капелле Медичи во Флоренции) не похож на своего прототипа. На это гордый Микеланджело ответил, что через сто лет об этом никто не вспомнит.

Так что Орлов в принципе прав, хотя без стремян многие и многие монархи восседают на бронзовых конях и не комплексуют по поводу своей могущественности.

7. Выводы.

Неважно, кто и как сделал памятник Юрию Долгорукому: благодарности заслуживают все авторы памятника, а заслуги народного художника С.М.Орлова в целом были оценены Сталиным, наградившим его в 1946 Сталинской премией второй степени. Когда в 1953 Сталин умер, С.М.Орлов сказал своим детям: «Жаль. Крепкий был мужик».

Памятник делался шесть лет.

Основной очевидный вывод заключается в том, что в любом случае, те, кто принимал решения о том, каким быть памятнику, сумели так организовать работу над его созданием, в частности, путем привлечения к работе еще двух опытных скульпторов, что результат, как в подавляющем большинстве случаев того времени, был достигнут: сказали – сделали. Без всякого словоблудия и панельных обсуждений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *