Памятник Николаю I Клодта. Часть 2. Постамент

Уникальность ADVEGO - 96%

Постамент 

 

И снова памятник Николаю I Клодта.  Во второй части публикации, посвященной  красивейшему конному памятнику Николаю I, будет дана информация о его неотъемлемой части – постаменте, над которым работали скульпторы Р.К.Залеман и Н.А.Рамазанов. Несколько слов будет сказано о скульпторе Н.С.Пименове, который в середине 19 столетия преподавал в Императорской Академии художеств и оказал весьма положительное влияние на русскую скульптуру того времени, поскольку подобно камертону фиксировал планку профессионализма скульпторов на должной высоте. Сравните памятники того времени, например, с современными памятниками, где композиционные и анатомические ляпы уже никто и не замечает, и где отсутствие профессионализма часто компенсируется скульптурными шаржами.

1. Четыре фигуры по углам постамента работы Р.К.Залемана

Так уж сложилось, что русские цари по имени Николай были очень хорошими семьянинами.

Николай II  с супругой и любимые дети – три дочери и малолетний царевич были зверски расстреляны  большевиками в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге, став сакральной жертвой революции. Прадед Николая II Николай I благодаря личному мужеству сумел спасти от кровожадных декабристов свою семью, включая жену и родившихся к 1825 г. трех дочерей и сына, будущего Александра II. Вот такие исторические параллели…

Итак, вокруг постамента памятника Николаю I мы видим четырех женщин, изображенных сидящими. Аллегорические фигуры на постаменте памятника имеют портретное сходство с близкими царя (супругой и дочерьми).

Сделал эти фигуры скульптор Роберт Карлович Залеман (1813-1874). Ему посвящена статья в удивительной книге, вышедшей в 2020.

КНИГА. Авторы книги Ольга Кривдина и Борис Тычинин. «Эпоха Марка Антокольского», 2020 г. Это первая превосходнейшая по всем параметрам книга, включая превосходного качества фотографии, где оценка русской скульптуры второй половины 19 века столь явным образом поставлена с головы на ноги, а имя Марка Антокольского заслуженно вынесено в название книги. Помимо общего подхода, авторы привели творческие биографии незаслуженно забытых скульпторов, удивительно логично скомпоновали материал, приведя отрывки из воспоминаний Антокольского, качество фотографий и ракурсы, с которых сняты скульптуры, превосходят очень многие издания, сами тексты проникнуты знанием и логикой.

Мы не устаем любоваться работой Антокольского «Еврей портной», считая ее лучшей скульптурой из дерева. Среди множества имеющихся в распоряжении автора изображений этой скульптуры именно в указанной книге содержится самая качественная ее фотография, что принципиально, поскольку детально рассмотреть эту работу, помещенную в Русском музее  под толстым защитным стеклом, довольно сложно.

Авторы этой книги заслуживают благодарности всех, кто интересуется русским искусством.

 

О.А.Кривдина, Б.Б.Тычинин и М.Д.Воронцов в процессе обследования статуи «Венеры» работы И.П.Витали (бронзового варианта, который чудом сохранился во время Великой Отечественной войны). 1999. Фото взято из книги О.А.Кривдиной «Иван Петрович Витали»

О.А.Кривдина, Б.Б.Тычинин и М.Д.Воронцов в процессе обследования статуи «Венеры» работы И.П.Витали (бронзового варианта, который чудом сохранился во время Великой Отечественной войны). 1999. Фото взято из книги О.А.Кривдиной «Иван Петрович Витали»

Р.К.Залеман. Правосудие (супруга Николая I императрица Александра Федоровна с мечом и весами). Бронза. Постамент памятника Николаю I

Р.К.Залеман. Правосудие (супруга Николая I императрица Александра Федоровна в образе богини Правосудия с мечом и весами). Бронза. Постамент памятника Николаю I

 Живописные и скульптурные портреты Александры Федоровны работы Х.Д.Рауха и Винтерхальтера уже были представлены на СКУЛЬПТПРИВЕТ.

Слева: Р.К.Залеман. Сила (старшая дочь Николая I великая княгиня Мария Николаевна со щитом и копьем на лежащем льве). Бронза. Постамент памятника Николаю I. Справа: Х.Д.Раух. Портрет великой княгини Марии Николаевны, герцогини Лейхтенбергской в венке из плюща. Примерно 1840 (мраморный вариант делался несколько лет)

Слева: Р.К.Залеман. Сила (старшая дочь Николая I великая княгиня Мария Николаевна со щитом и копьем на лежащем льве). Бронза. Постамент памятника Николаю I. Справа: Х.Д.Раух. Портрет великой княгини Марии Николаевны, герцогини Лейхтенбергской в венке из плюща. Примерно 1840 (мраморный вариант делался несколько лет)

Мария Николаевна вышла замуж за Максимилиана Лейхтенбергского, внука первой жены Наполеона I Жозефины (у Жозефины был единственный ребенок от первого брака, поэтому в Максимилиане нет крови Наполеона). Максимилиану Лейхтенбергскому по наследству от Жозефины достались некоторые шедевры Кановы, которые теперь украшают Эрмитаж. После смерти мужа в 1852 Мария Николаевна стала президентом Императорской Академии художеств.

Слева: Р.К.Залеман. Мудрость (дочь Николая I великая княгиня Ольга Николаевна). Бронза. Постамент памятника Николаю I. Справа: И.П.Витали. Портрет великой княгини Ольги Николаевны. 1844. Гипс. Гос. Русский музей

Слева: Р.К.Залеман. Мудрость (дочь Николая I великая княгиня Ольга Николаевна). Бронза. Постамент памятника Николаю I. Справа: И.П.Витали. Портрет великой княгини Ольги Николаевны. 1844. Гипс. Гос. Русский музей

Слева: Р.К.Залеман. Вера (младшая дочь Николая I великая княгиня Александра Николаевна с животворящим крестом и св. Евангелием в руках). Справа: И.П.Витали. Портрет великой княгини Александры Николаевны. 1844. Гипс. Гос. Русский музей

Слева: Р.К.Залеман. Вера (младшая дочь Николая I великая княгиня Александра Николаевна с животворящим крестом и св. Евангелием в руках). Александра Николаевна умерла при родах в 1844 в девятнадцать лет, Николай I всю жизнь оплакивал любимую дочь. Справа: И.П.Витали. Портрет великой княгини Александры Николаевны. 1844. Гипс. Гос. Русский музей

К.Ф.Вихман. Бюст великой княжны Александры Николаевны. 1831. Гипс. Петергоф. Бюст сделан, когда ей было примерно 7 лет

К.Ф.Вихман. Бюст великой княжны Александры Николаевны. 1831. Гипс. Петергоф. Бюст сделан, когда ей было примерно 7 лет. Естественно, Залеман ориентировался на более поздние изображения

Еще раз повторим: Николай I очень любил свою семью. В этом смысле памятник несет удивительную лирическую нотку для тех зрителей, которые осведомлены о том, кто изображен в качестве аллегорических фигур на постаменте.

2. Четыре рельефа на постаменте памятника

Четыре стороны постамента украшены барельефами, отражающими некоторые значимые события в жизни Николая I и, следовательно, страны.

Н.А.Рамазанов. Николай I передает государя императора наследника (будущего Александра II) Лейб-гвардии батальону на дворе Зимнего дворца 14 декабря 1825 года. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Н.А.Рамазанов. Николай I передает государя императора наследника (будущего Александра II) Лейб-гвардии саперному батальону на дворе Зимнего дворца 14 декабря 1825 года. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I. Этот эпизод увековечивает главный подвиг царя и народа, спасших Россию от декабристов и смутного времени

Н.А.Рамазанов. Николай I на Сенной площади в Санкт-Петербурге во время холеры 1831 года. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Н.А.Рамазанов. Николай I на Сенной площади в Санкт-Петербурге во время холеры 1831 года. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Н.А.Рамазанов. Осмотр императором Николаем I Веребинского моста на Николаевской железной дороге в 1851 году. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Н.А.Рамазанов. Осмотр императором Николаем I Веребьинского моста на Николаевской железной дороге в 1851 году. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Об этих трех событиях было рассказано в статье, посвященной творчеству Н.А.Рамазанова. Рамазанов некогда посвятил Николаю I очень теплые воспоминания, за что подвергался критике. А между тем у него как раз был повод обижаться на царя, поскольку тот его досрочно отозвал за допущенные провинности из Рима, куда молодой выпускник Академии художеств Рамазанов был послан за казенный счет повышать свое мастерство.

Р.К.Залеман. Поднесение графом М.М.Сперанским в Государственном Совете Свода Законов Николаю I в 1832 году. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Р.К.Залеман. Поднесение графом М.М.Сперанским в Государственном Совете Свода Законов Николаю I в 1832 году. Бронза. 1859. Рельеф на постаменте памятника Николаю I

Возникает вопрос: как это либерал и монетарист Сперанский, которого даже декабристы включали в свои планы и вовсе не с целью его ликвидации, попал на столь значимый рельеф на памятнике? Ответ: либерал Сперанский, не лучшим образом повлиявший на мировоззрение Александра I, поучаствовал в воспитании Александра II, активно проводившего после вступления на престол либеральные реформы. Очевидно, в благодарность за это на него столь яростно охотились бомбисты и довершили свое черное дело, взорвав царя на Екатерининском канале.

Из-за множества покушений Александр II жил в таком затравленном от постоянных покушений состоянии, что под конец жизни стал развалиной. Получается, не таким уж консерватором был Николай I, ведь это он выбрал такого наставника для наследника. Ну а наследник, ставший Александром II, выбрал Сперанского для изображения на рельефе памятника отцу.

Как говорят футболисты, длинная цепочка «запасных» была создана благодаря заботам Николая I: это касается не только вопросов престолонаследия, но и искусства – довольно много при этом царе появилось великолепных профессионалов. Как Клодт, коня они бы не сделали, но у Рамазанова на барельефе лошадка тоже хороша, а Залеман умудрился на рельефе придать портретные черты конкретным членам Госсовета. Потом эту идею «птенцы гнезда Николаева» блестяще воплотили в жизнь в памятнике «Тысячелетие России».

Справка (актуальная). Кто-то скажет: нашли чего увековечивать – холеру. Это была первая холерная эпидемия в России в 1830-1831, из-за которой Пушкин «застрял» в Болдино. Был КАРАНТИН. Ничего не напоминает?

Начались холерные бунты, подозревали правительство, утверждая, что оно травит народ. Ясно, что и тогда в России  было полно иностранных агентов, работавших платно и бескорыстно, хотя и не в таком, как сейчас, омерзительном виде и ужасающем количестве. Такому бескорыстному иностранному агенту А.И.Герцену в 1830 было 18 лет и вот что он писал:

«Холера, свирепствовавшая в России в 1830 г., сопровождалась холерными бунтами. Вести о них докатились и до Москвы. Москва приняла совсем иной вид. Публичность, неизвестная в обыкновенное время, давала новую жизнь… мрачные толпы народа стояли на перекрестках и толковали об отравителях; кареты, возившие больных, шагом двигались, сопровождаемые полицейскими… Бюллетени о болезни печатались два раза в день. Город был оцеплен, как в военное время…».

 Далее Герцен побрызгал ядовитой слюной в адрес «богомольных москвичей», что, дескать, без холеры никак революцию не разожжёшь, обидно было юноше… Пройдет много лет, жизнь за границей вправит мозги, Герцен слегка опомнится, станет религиозным, но следы грязных ног в истории России никуда не денешь. Похоронен за границей, как и подобает истинному иноагенту.

Так что поступок Николая I был актом «ручного управления», который был эффективным и, главное для искусства, дал прекрасный сюжет на тему мужского мужества.

А. Заурвейд. Холерный бунт. Рисунок. Николай I жестикулирует из коляски

А. Заурвейд. Холерный бунт. Рисунок. Николай I жестикулирует из коляски. Заурвейд преподавал в Академии художеств Тимму, брату супруги К.П.Брюллова (об этом неудачном браке мы уже рассказывали)

И.А.Иванов. Вид Сенной площади в Санкт-Петербурге. 1814. Раскрашенная гравюра

И.А.Иванов. Вид Сенной площади в Санкт-Петербурге. 1814. Раскрашенная гравюра. И.А.Иванов – гравер, не  путать с учителем Брюллова художником А.И.Ивановым

Заметим, что Сенная   площадь находится примерно в полутора километрах от Зимнего дворца, в этом смысле царь был очень близок к народу. И это не шутка.

 

3. Памятник Николаю I Клодта. Почему он чудом уцелел

После революции 1917 снесли массу памятников царям, — так боролись с пережитками прошлого. Потом была война и переосмысление, а потом храмы и памятники громил безбожник, выпустивший на волю бандеровцев, Хрущев, а подобные ему погромщики сносили памятники и после 1991.

Замахивались и на клодтовского Николая. Марина Цветаева, например, говорила:

«Единственный памятник, который следовало бы сбить, — это памятник Николая I, убийцы Пушкина»

(см. «Лепил и отливал Петр Клодт, стр. 179).

Странное суждение. Царь спас Пушкина, а убила его «французятина» и прозападный «высший свет», огромная часть которого встала на сторону убийцы француза Дантеса. Царь же, как и обещал умирающему Пушкину, поддержал семью поэта.

Почему-то праправнук Г.Клодт в своей книге написал, что «Октябрьская революция самым решительным образом встала на защиту памятников». Смеяться не будем, будем только радоваться, что памятник Николаю I по-прежнему украшает бывший Ленинград.

Плакат «Граждане, храните памятники искусства»

Плакат «Граждане, храните памятники искусства»

На плакате изображен знаменитый конь с Аничкова моста работы П.К.Клодта, на этих конях скульптор так натренировался, что сотворил под конец жизни удивительный шедевр – памятник Николаю I. «Спонтанно» такой шедевр не сделаешь.

Памятник уцелел, но тот же праправнук так облил грязью Николая I в разделе «Царь-лицедей», морально уничтожив памятник, что становится не по себе: видимо, не только линия партии обязывала, еще и по долгу сердца…Зато какой благостный портрет Т.Г.Шевченко нарисовал, прямо обидно за державу становится, если вспомнить стихотворение Бродского на отделение Украины от России про «брехню Тараса».

 

4. Объективная оценка памятника Николаю I. Н.С.Пименов

Цитата из еще одной замечательной книги. Автор Ю.Р.Савельев «Власть и монумент». 2011.

«В XVIII – первой половине XIX века создание императорских монументов в России происходило под несомненным западноевропейским влиянием, и авторами их были зачастую итальянцы или французы. Лишь благодаря Н.С.Пименову стало происходить постепенное переосмысление образа российского самодержца. Своеобразный итог этой полуторавековой эпохи был подведен в России созданием выдающегося монумента. Вполне закономерно, что посвящен он был памяти императора Николая I. Архитектор О.Монферран и скульптор П.К.Клодт – использовали, казалось, все возможные художественные средства для создания одного из наиболее гармоничных императорских памятников Европы, запечатлевшего в камне и бронзе основные свершения и содержательное правление Николая Павловича.

Это выдающееся произведение позволило России встать на один уровень с другими европейскими державами в развитии этого важнейшего жанра монументального искусства. Ведь ранее образы монархов гораздо ярче были представлены в мраморе и бронзе за границей, чем в нашей стране. Монументальное искусство опиралось там на многовековую традицию и было развито значительно полнее, чем в России. Лишь благодаря школе Н.С.Пименова, новому поколению выпускников Академии художеств, а также самодержавной воле, направленной на покровительство национальной художественной школе, было положено начало следующему периоду в развитии императорского монумента, отмеченному своеобразием, которого оно, в значительной мере, было лишено ранее».

 

Вывод 1

Проходя мимо памятника Николаю I и других российских красот, следует помнить и чтить «самодержавную волю» русских царей, направленную на создание этих красот руками русских художников и скульпторов, а первым среди этих царей (по значимости) был Николай Первый. В живописи в эти времена русские художники (независимо от национальности) превосходили иностранных, чему подтверждением является главный пример – «Последний день Помпеи», а в скульптуре, по крайней мере, не уступали. О том, что русская школа не уступает иностранной, подчёркнуто говорил и Н.С.Пименов, а он в Италии довольно изучил иностранную скульптуру.

Вывод 2

Памятник Николаю I Клодта – российский шедевр, подобных ему не сыщешь даже в мировом масштабе, ничуть не уступающий «идейно выдержанному» памятнику Петру I француза Фальконе, ставший возможным благодаря высочайшему художественному уровню развития художеств в России при Николае I. Эти два памятника, по нашему мнению,  делят первое и второе место в мировом рейтинге конных монументов.

Справка (о роли Н.С.Пименова). Пименов-сын (его отец С.С.Пименов тоже скульптор) или Николай Степанович Пименов (1812-1864) оставил блестящий след и добрую память как профессор скульптуры в Императорской Академии художеств. Сам скульптор – профессионал высочайшего уровня, он открывал новые имена, умер безвременно. Марк Антокольский, с которым в книге «Эпоха Марка Антокольского» ассоциирована целая эпоха, был замечен впервые именно профессором Н.С.Пименовым: в 1862 он сразу оценил способности еврейского провинциального юноши, приехавшего из Вильно в Петербург, увидев его работу. Пименов содействовал зачислению Антокольского в Академию художеств вольнослушателем.

Н.С.Пименов. Бюст Николая I в главном зале Санкт-Петербургской биржи. 1859

Н.С.Пименов. Бюст Николая I в главном зале Санкт-Петербургской биржи. 1859

Автор «Явления Христа народу» А.А.Иванов вместе с Н.С.Пименовым трудились в Италии, они даже использовали одних и тех же итальянских детей в качестве натурщиков:  широко известны «мальчики» Иванова и кто не знает «Мальчика, просящего подаяние» Пименова. Иванов считал Пименова самым талантливым человеком в Академии художеств на тот момент (1850-ые годы). Подробнее об этом можно прочитать в книге О.А.Кривдиной «Профессор скульптуры Н.С.Пименов», 2007.

В наше время лепят иногда такие памятники, что только диву даешься. Хорошо бы вспомнить принятое по инициативе профессора Н.С.Пименова определение Совета Академии художеств в 1863 «об ограничении права лиц, не достигших известной степени совершенства в скульптуре производить вековые работы, — для устранения упадка искусства».

Учеником как Пименова Н.С., так и П.К.Клодта был один из братьев-скульпторов Крейтанов — Василий Петрович Крейтан (1832-1896), талантливый скульптор, оказавшийся среди 14 вышедших из Академии художеств бунтарей в 1863 из-за несогласия с заданной администрацией темой выпускных работ. Однако, прекрасное образование он успел получить, подтверждением чему служит его уменьшенный повтор памятника Николаю I. Творчеству этого скульптора также посвящена статья в книге «Эпоха Марка Антокольского».

В.П.Крейтан. Уменьшенное повторение памятника Николаю I. Бронза, мрамор, гранит. Гос. Русский музей

В.П.Крейтан. Уменьшенное повторение памятника Николаю I. Бронза, мрамор, гранит. Гос. Русский музей. Фото автора.

5. Был ли памятник Николаю I спонтанным

П.К.Клодт изображал Николая I и в 1840-ых, поэтому замысел памятника в 1856-1859 годах появился не спонтанно. Вышеприведенный диалог с Монферраном, где архитектор намекает на то, что царя надо изобразить просто как конногвардейца, очевидно, фейк. Именно в таком виде Клодт уже изображал царя при его жизни задолго до его смерти, не мог не получить одобрение самого императора. Глупо было бы за короткое время что-то делать другое, ясно, что скульптор обошелся без плоских намеков и советов, а Монферран, естественно, одобрил подход скульптора.

Скульптор П.К.Клодт, мастер Н.Садиков. Конный портрет Николая I в форме Кавалергардского полка. Серебро, резьба. 1840-ые. Петергоф

Скульптор П.К.Клодт, мастер Н.Садиков. Конный портрет Николая I в форме Кавалергардского полка. Серебро, резьба. 1840-ые. Петергоф

В.С.Садовников. Парад Кавалергардского полка перед Зимним дворцом. Акварель. Середина 19 века. Это как раз и были 1840-ые, когда после пожара Зимнего дворца в 1837 он был восстановлен, и императрица Александра Федоровна смотрела с балкона дворца эти парады

В.С.Садовников. Парад Кавалергардского полка перед Зимним дворцом. Акварель. Середина 19 века. Это как раз и были 1840-ые, когда после пожара Зимнего дворца в 1837 он был восстановлен, и императрица Александра Федоровна смотрела с балкона дворца эти парады

Но не только Николай I одевался в форму Кавалергардского полка.

Портрет императрицы Александры Федоровны в костюме Кавалергардского полка. Литография Прохорова. 1840-ые. Гос. Эрмитаж. Она была шефом этого полка (почетная должность)

Портрет императрицы Александры Федоровны в костюме Кавалергардского полка. Литография Прохорова. 1840-ые. Гос. Эрмитаж. Она была шефом этого полка (почетная должность)

То, что Кавалергардский полк и Конный лейб-гвардии полк – два разных полка, суть дела для выбора изображения не меняет.

 

6. Для сравнения

В заключение для сравнения несколько памятников.

А.Шлютер. Памятник курфюрсту Фридриху Вильгельму Великому в Берлине. Замок Шарлоттенбург. Бронза. 1697-1700. Барокко

А.Шлютер. Памятник курфюрсту Фридриху Вильгельму Великому в Берлине. Замок Шарлоттенбург. Бронза. 1697-1700. Барокко

Ф.Ж.Бозио. Людовик XIV. 1816-1822. Бронза. Площадь Побед. Париж

Ф.Ж.Бозио. Людовик XIV. 1816-1822. Бронза. Площадь Побед. Париж. Какой-то индеец получился, а конь грубо опирается на хвост

Х.Д.Раух. Конная статуя Фридриха Великого. 1839-1851. Бронза. Берлин. Довольно сумбурно по сравнению с памятником Николаю I

Х.Д.Раух. Конная статуя Фридриха Великого. 1839-1851. Бронза. Берлин. Довольно сумбурно по сравнению с памятником Николаю I

В конце 19, начале 20 века конные статуи опростились, русских царей так запросто на коней почти перестали сажать (не кавалеристы все-таки), а если и сажали, то очень простенько на очень красивых и спокойных ординарных лошадей и в будничной шинельке. Типичный пример такого памятника – несостоявшийся из-за революции и футуристов памятник работы Пьетро Каноники. Основная идея таких памятников: король – тоже человек. А в итоге, как говорил герой Вицина в известном фильме, «никакого романтизма». Такими памятниками  хорошо ипподромы украшать, они красивые.

Монументальная конная перверсия в виде «комода и бегемота» Трубецкого для памятника Александру III – проявление ненависти к умершему императору и непрофессионализма.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *