Современное искусство – лохотрон XX века. Часть 10

 

 

Арт-сленг. Авангардное искусство в Москве

Поговорим о выставках авангардного искусства в Москве. Осталось сделать один шаг и москвичи сумеют познакомиться с работой Пьеро Мандзони «Merda d`artista» или «Фонтаном Дюшана». Теперь и в Москве есть музеи современного искусства. Расскажем про дыры Лучо Фонтаны (не путать с Фонтаном Дюшана!), про каверны Генри Мура. Начнем же с арт-сленга.

Эпиграф.

Капиталистические монополии, готовящие новую мировую бойню, атомную войну, заинтересованы в искусстве, лишенном благородных устремлений, высоких идеалов, в искусстве растления, одурманивающем массы.

(Е.В.Вучетич «Художник и жизнь», 1963, стр. 320)

Когда-то это казалось советской пропагандой, сейчас сказанное Вучетичем, не более, чем банальное и очевидное утверждение.

1. Искусствоведческий сленг (жаргон).

Эпиграф.

Редиска – нехороший человек.

Скачок – ограбление.

Фуфло толкать – говорить неправду.

Тошниловка – пивная.

Канать – убегать.

Гоп-стоп – ограбление.

/Из фильма «Джентльмены удачи»/

Дотошный британский искусствовед Филип Хук в конце своей книги «Галерея аферистов. История искусства и тех, кто его продает», 2018, познакомил читателя с жаргоном на рынке современного искусства. Как пишет Филип Хук, арт-дилеры в тандеме с критиками разработали особый язык, который в гигиенических целях очищает торговлю от финансовых пятен и возносит художников.

Куратор, Галерист, Арт-профессионал – тот, кого раньше называли арт-дилером, а еще раньше торговцем.

Курирование вечеров, раутов, приемов – ясно без пояснений. Если арт-дилер именует себя куратором, то подчеркивает этим, что его галерея уже как бы музей.

Передача в чужие руки – продажа (скрашивает коммерческую подоплеку сделки).

Опережать рынок – это если сделка сорвалась.

На переднем крае новаторских поисков, Важная веха в развитии, Радикальный пересмотр ясно без пояснений.

Совершать странствие, Описывать траекторию– карьера художника.

 Канон творчества, совокупность опусов, опус– произведение, созданное художником.

Икона – заменитель слова бренд (это вам не джинсы или духи).

 Пространство – галерея.

От себя добавим, что самое сладкое словечко – это «Биеннале». Его очень любят, не всегда понимая смысл и неправильно ставя его в падежи, отличные от именительного.

Вопрос (по аналогии со словарем уголовных терминов — феней): если есть специальный сленг, нет ли специальных татуировок? Ответ удобно искать в банях. Почему бы там не организовать «художественное пространство» для «опусов», «канонов творчества» и даже для «икон», это был бы «радикальный пересмотр», там бы мы взглянули на «галеристов», «кураторов», «арт-профессионалов» и их татуировки. Музеи быстро бы омолодили свой состав, прежде всего руководящий, поскольку в противном случае слушать пояснения бы было довольно неприятно.

А насколько это может быть уютно для зрителей, иллюстрирует давнишний пример, когда в начале прошлого века авангардистов в Америке показывали в промежутках между боксерскими поединками. Восторженно любили бокс следующие парижские художники из числа когда-то «современных художников»: Брак, Дерен, Дюфи, Матисс, Пикассо, Роден. А сколько же восторженных любителей бани обнаружится среди современных художников! Это ведь только при людовиках на западе не мылись.

2. Искусство поп-арта в Москве и не только поп. «Merda d`artista» работы Piero Manzoni.

2.1. Первый видеоролик о Биеннале современного искусства в Третьяковке.

Чтобы увидеть и услышать, о чем идет речь, надо посмотреть короткий видеоролик об авангардной Биеннале 2019 в Третьяковке, который можно посмотреть, пройдя по ССЫЛКЕ.

Здесь вместо термина «галерея» использован термин «пространство», то есть зрителя знакомят не просто с выставкой, ему предлагается некий променад среди «шедевров», поскольку предельно ясно, что «шедевры» эти – по сути однодневки, которые несведущие граждане тут же вынесли бы на помойку. Но даже и помойка (или мусорный полигон) становится предметом искусства. Безотходное искусство. А теперь подробней.

Третьяковская галерея в лице директора З.Трегуловой уже организует такое «пространство», благо площадь помещения позволяет устраивать «Подземные переходы», мигающие табло как на Новогодней елке и т.п. Ориентирование на местности – тема этого года на московской Биеннале.

К чести наших зрителей, публики там немного.

Судя по новостному репортажу, в Третьяковке разместили массу всего иноземного и отечественного тоже: концептуальное искусство, инсталляции в виде подземных переходов с балалаечниками, грубо испачканные краской холсты, перевернутые кверху ногами человеческие изображения, поп-артные мозаики, работы из хлеба, суперреалистические американские муляжи с торчащими ножами, огромные вывески посреди зала, экспрессивные следы от чьих-то усилий, залитые то ли краской, то ли кровью раскрашенные дикие головы (скульптура), фотоколлажи и мусорные свалки. Объяснения дают интеллигентные с виду «толкователи», якобы бесцельно ходящие по «пространству» и рассуждающие о подглядывающих соседях. Наконец, финал-апофеоз сообщения о выставке – это благодарная зрительская реакция: телеведущий А. Малахов очень доволен, поскольку, по его словам, «за пятнадцать минут можно увидеть половину мира громких имен», то есть «гениев».

При этом директор Третьяковки вполне себе на гребне современных требований арт-дилерского сленга: как будто предварительно ознакомившись с книгами Филипа Хука, она в курсе того, что в наше время в среде арт-дилеров банальное слово «галерея» лучше заменять на слово «пространство». Речь свою директор Третьяковки во время репортажа начинает словами «Разреженное пространство…», в котором, дескать, уютно зрителям. То есть призывает эстетически наслаждаться, уютно же.

А вот, что пишет Филип Хук в своей книге о выгодах, происходящих от замены слова «галерея» на слово «пространство»:

«… стоит лишь помнить, хотя это и сбивает с толку, что нынешний галерист имеет в своем распоряжении не галерею, а «пространство». Этот термин лишен выраженного коммерческого оттенка и поэтому приятен на слух и позволяет вообразить обстановку, где можно сосредоточиться на восприятии искусства и забыть о прибыли».

Исключительно тонко.

Давно уже орудует пропагандистская сеть по всему миру, которая учит зрителей получать наслаждение на авангардных выставках.

О наслаждениях (эстетических). Теперь за эстетическим наслаждением далеко ходить не надо. На этой авангардной выставке в Третьяковке красуется суперреалистическая композиция американца Тони Мателли. Сотрудники Третьяковки в анонсе сообщили, что эта композиция «направлена против социальных табу» (см. фильм). В объемной композиции, как в музее восковых фигур, представлен суперреалистический рыжий долговязый почти голый мужик примерно 27 лет отроду с грязными длинными волосами, похожий на раздетого хиппи, с суперреалистичным ножом, смачно воткнутым ему в бедро. Присутствующие на выставке сотрудники Третьяковки и журналисты наслаждаются увиденным и призывают зрителей последовать их примеру и тоже насладиться борьбой с «социальными табу». В репортаже дан крупный план воткнутого в ногу ножа с розоватой и весьма натуральной раной вокруг ножа. Не вызывает сомнений, что и нож в Третьяковке самый настоящий. Интересно, про «социальные табу» тоже в Третьяковке придумали или кто-то подсказал?

Как сказали бы эстеты-гурманы про табу, «а не отведать ли нам мертвечины?».

Анекдот (про табу). В одной семье одного племени каннибалов отец не смог обеспечить семью свежим питанием. Пошел на кладбище, откопал гроб, несет домой. Дети, изготовившиеся поесть, сидят вокруг стола. Увидев отца с гробом под мышкой, стали стучать мисками по столу и кричать: «Мы консервов не хотим, мы консервов не хотим!».

Но хватит о печальном. Посмотрим на куклу.

Ханс Беллмер (1902-1975, Германия). Кукла. 1933-1945. 61х171х51 см. Раскрашенное дерево, волосы, туфельки, носки. Центр Помпиду. Париж. Сюрреализм. /Текст из книги «1000 произведений великих скульпторов»/ 

Ханс Беллмер (1902-1975, Германия). Кукла. 1933-1945. 61х171х51 см. Раскрашенное дерево, волосы, туфельки, носки. Центр Помпиду. Париж. Сюрреализм. /Текст из книги «1000 произведений великих скульпторов»/ 

2.2. Лучо Фонтана в Москве. О дырах.

Другой куратор другой московской авангардной выставки академик Российской академии художеств О.Свиблова, специализирующаяся на современном искусстве, осенью 2019 представила «творчество» Лучо Фонтана, содержанием которого является разрезание и продырявливание холстов. Ей также Центральное российское телевидение предоставило новостной эфир. Академик заявил, что «Луччо Фонтана преодолел двумерную сакральность холста». Видеоролик о преодолении «невинности холста» можно посмотреть ЗДЕСЬ.

Итак, про дыры и разрезы.

Справка (о дырах). Кто-то видит через дыры в холсте звездное небо, как это сказали в вышеупомянутом репортаже. Прямо как Имманул Кант, правда, философ видел звездное небо над головой. Но дыра – понятие более емкое. В дырах (кавернах) хваленого английского «скульптора» Генри Мура некоторые искусствоведы видели материнское лоно. Изумительная зрительная память.

Генри Мур. Лежащие мать и дитя. Как сказано в вышеупомянутой книге, это абстрактное искусство

Генри Мур. Лежащие мать и дитя. Как сказано в вышеупомянутой книге, это абстрактное искусство. Безусловно, это весьма абстрактно: лоно у этой матери оказалось в груди на месте легких

В книге «Late Modern», New York and Toronto, Oxford university press, 1975, картина Лучо Фонтана, представленного москвичам, расположена рядом (как бы в пандан) к картине Мандзони. В этой книге оба этих деятеля попали в главу 5 «Поп-арт» и соседствуют как близнецы-братья. Так их расположили искусствоведы из Оксфорда, им виднее.

Справа: Лучо Фонтана. Пространственная концепция. 1960. Поп-арт. Слева: Пьеро Мандзони. Линия длиной в 20 метров. 1959. Это рулон, возможно, туалетной бумаги, но не для человека судя по ширине бумаги. Поп-арт

Справа: Лучо Фонтана. Пространственная концепция. 1960. Поп-арт. Слева: Пьеро Мандзони. Линия длиной в 20 метров. 1959. Это рулон, возможно, туалетной бумаги, но не для человека судя по ширине бумаги. Поп-арт

Таким образом, первого из «близнецов-братьев» мы уже видели: вся идейно-подготовительная работа для привоза в Москву работ Мандзони проведена. Что же можно будет там увидеть?

В первой статье, посвященной лохотрону современного искусства и Питеру Уилсону, в эпиграфе рассказывалось о главном шедевре Мандзони под названием: «Merda d`artista».

Экземпляры этого шедевра продавались Питером Уилсоном на аукционе «Сотби». Картинку не приводим, тут надо обонять.

Следуйте примеру Питера Уилсона: если идете на авангардную выставку, захватите носовые платки. Конечно же это шутка. Можно не волноваться: как известно, перед продажей на «Сотби» Мандзони свои экскременты тщательно запаял в консервные банки. Запаха не будет, западные кураторы выставки гарантируют качество.

Справка (про пакостников и разрезателей).

Мандзони (1934-1963), торговавший своими экскрементами, в книге «Искусство Италии», 2001, на стр. 390 характеризуется так: 1. «Вундекркинд», 2. «В его шумных акциях можно уловить приглушенную, едва различимую патетическую интонацию», 3. «Мандзони одним из первых понял важность творчества Лучо Фонтана».

Добавим патетики: если в банках определить цвет экскрементов Мандзони на будущей выставке в Третьяковке не удастся, банки запечатаны, можно вспомнить другую «скульптуру» Мандзони бесцветного содержания.

Мандзони. БЕСЦВЕТНОЕ. 1961-1962.

Мандзони. БЕСЦВЕТНОЕ. (Название взято прямо из книги, автор статьи тут не при чем). 1961-1962.

Фото Мандзони

Фото: Мандзони высовывается, видимо, через разрез лезвием в холсте, так он понял «важность творчества Луччо Фонтана»

Лучо Фонтана (1899-1968), в той же книге «Искусство Италии» на стр. 388 статья об этом любителе дыр непосредственно рядом со статьей о Мандзони. Цитирую книжку дословно: «Его (Лучо Фонтана) инвайроменты (или пространственные среды) представляли инсталляции из света, цвета и форм. Серия Пространственных концептов — монохромных холстов, прорезанных одним или двумя движениями лезвия, — была начата в 1951 году». Добавили бы, что это «поздний Фонтана». Десять лет резать холсты!

Лучо Фонтана. Ожидание. Пространственный концепт. 1960

Лучо Фонтана. Ожидание. Пространственный концепт. 1960

Фото Лучо Фонтана

Фото Лучо Фонтана-разрезателя холстов (лезвием, лезвием…)

3. Бренды или «измы» и опять в Москве

«Измы» успокаивают коллекционера, он должен знать, что же он купил, кроме того, возникает ощущения причастности, знания «сути искусства». И понеслось.

Филип Хук опускает классицизм, барокко, рококо. Начинает с романтизма (Жерико и т.п.). Потом реализм (Курбе), импрессионизм, постимпрессионизм. Постимпрессионизм – мост к раннему модернизму: экспрессионизму и кубизму. Ввернем и мы словечко: точка бифуркации, его употребляют некоторые искусствоведы, рассказывая о раздваивающихся дорожках, по которым движется искусство.

Математически это из области устойчивости, и когда случилась бифуркация, то чуть-чуть влево пошел реализм, а чуть-чуть вправо — пошел символизм (примерное, грубое пояснение, но пока еще люди, звери и прочие предметы хорошо различимы), от реализма пошел чуть ли не кубизм, а от символизма – чуть ли не сюрреализм. Все мы стали кубами, «жиденькими часами», «Великими мастурбаторами» и пр.пр., потеряв человеческий облик. Так нас изображают современные «художники».

Срочное сообщение (сводка из Манежа). Вот сейчас, 23.01.2020, с небывалой помпой разворачивают в Манеже в Москве выставку уже давно надоевшего всем на западе слабо рисовавшего свои комиксы папаши сюрреализма Дали, холодного, рассудочного, косившего под полоумного. Кстати, если долго косить, то действительно станешь шизофреником. СМИ уже сообщили, что даже сгруженные в подвале ящики, в которых привезли «шедевры», специальным образом выкрашены в разные цвета. Трепещите: раз ящики так ценны, то, что уж говорить о содержимом этих ящиков!

Не видели Венеру Милосскую? Дали с Дюшаном спошличали по ее поводу:

Дали совместно с Марселем Дюшаном (автором писсуара). Венера Милосская с ящиками. 1936. Бронза на гипсовой основе. Музей Бойманса ван Бёнингена. Роттердам. Нидерланды. Сюрреализм

Дали совместно с Марселем Дюшаном (автором писсуара). Венера Милосская с ящиками. 1936. Бронза на гипсовой основе, то есть «художники» представили испоганенный слепок с одной из копий «Венеры Милосской». Музей Бойманса ван Бёнингена. Роттердам. Нидерланды. Сюрреализм

Марсель Дюшан. Фонтан. Копия, сделанная с оригинала в Нью-Йорке в 1917. Белый фаянс с керамическим покрытием и краска. Национальный музей современного искусства. Центр Помпиду. Париж. Франция. Дадаизм/сюрреализм

Марсель Дюшан. Фонтан. Копия, сделанная с оригинала в Нью-Йорке в 1917. Белый фаянс с керамическим покрытием и краска. Национальный музей современного искусства. Центр Помпиду. Париж. Франция. Дадаизм/сюрреализм

 Эта гадость вошла в современное искусство под названием «фонтан Дюшана». Если кто не понял, уточняем: речь о писсуаре, вид сверху, то есть примерно так, как это видит большинство мужчин. А кто опять не понял, пусть перевернет фото вверх ногами.

Дали. Лаокоон, терзаемый мухами. 1965. Масло, панель, коллаж. Фонд Гала-Сальвадор Дали, Фигерас

Дали. Лаокоон, терзаемый мухами. 1965. Масло, панель, коллаж. Фонд Гала-Сальвадор Дали, Фигерас

Заканчивая про размножение «измов» и их мутации, заметим, что после кубизмов и пр. пошли в ход абстрактный экспрессионизм, геометризм (Мондриан), да мало ли, к чему можно приставить окончание «изм». А были еще фовизм, дадаизм и т.д и т.п.

Лирическое отступление. Если при царях и королях все колебалось между «героическим» классицизмом и чувственным рококо, а меж этих стульев маячило бурное барокко, то теперь эта примитивная конструкция, конечно же, современных «арт-профессионалов» уже не устраивает. Им тесно: маловат вокабюлер (словарь). Кроме того, как сказал один из первых популяризаторов модернизма Роберт Дженсен, «контроль над арт-рынком означал контроль над историей». Ни мало, ни много. Кто-то скажет: загнул Дженсен. Но если москвичи будут все время ходить на авангардные выставки, а ученицы художественных вузов с гордостью будут пояснять, что в Москве создан Музей русского импрессионизма (об «академиках» уже не говорим, они уже «сформировались»), то дела наши будут плохи. Причинно-следственные связи никто еще не отменил: мозговой разжиж не может ограничиться частью мозга, отвечающей за восприятие прекрасного. Коготок увяз, всей птичке пропасть.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *